На главную страницу

Зачем нужен шлюпочный поход?

(взгляд из 1970-х)

Ответ может быть только один: шлюпочный поход нужен для формирования характера молодого человека.

Могут возразить: ну зачем же так сурово? А отдохнуть? А посмотреть на природу? А посмотреть, как люди живут?

Насчет отдохнуть — ткните Интернет или, лучше, откройте гламурный журнал. Там вам расскажут, где можно отдохнуть, и во всех подробностях покажут, как это делать. Так что по поводу отдыха имеет смысл сразу обращаться туда.

Посмотреть на природу? Но сейчас далеко не плавают. Так что прикиньте, такая ли уж большая разница сидеть под елкой в Североладожских шхерах, «думая о жизни», или делать то же самое под такой же елкой, выросшей на околице вашего родного микрорайона?

Посмотреть, как люди живут? А вот этого сейчас (2009 г.) лучше вообще не видеть. Если, конечно, это не шлюпочный поход по р. Миссисипи.

Шутки шутками, а в «сухом остатке» остается работа на весле, а также морская и походная практика.

Работа на весле

Увеличить

Для формирования характера имеет главенствующее значение. Потому что учит терпеть. По степени изощренности этой науки шлюпка (а особенно, десятивесельный гребной катер), наверное, не имеет себе равных. Движения гребцов согласованы до долей секунды, выбиться из общего темпа нельзя (а в гребном катере к тому же тесно сидеть). Если устал, то все, что ты можешь, это — ослабить навалку, но двигаться будешь вместе со всеми, до конца. Сколько же нужно грести, чтобы научиться терпеть? По опыту походов прошлого (1970-е гг.): легким считался день, когда гребли 6 часов, нормальным — 7 или 8 часов, и тяжелым, когда гребли 9 часов. Это — при нормальной, средней погоде. При сильной жаре или крепком противном ветре эта арифметика уже не действовала, и за полдня можно было «дойти».

Увеличить

Как походники прошлого относились к необходимости терпеть? Процентов 30-40 считали это само собой разумеющимся, это входило в понятие «хорошо делать свое дело». Остальные — по-разному. Была еще одна особенность, которая сильно подхлестывала — тебя начинали уважать и считать за человека только, если ты хорошо работал на весле. В первом походе могли простить физическую неподготовленность (такое поначалу со многими бывало), но — при условии, что ты отдал все силы, которые у тебя на момент похода были (например, один из гребцов возвращался из своего первого похода Череповец — Архангельск в таком истощении, что по прибытии в город потерял сознание, завалился за автоматы с газированной водой и долго там лежал).

Увеличить

Необходимость терпеть всегда являлась средством отбора тех, кому походы были действительно нужны. Если человек пошел во второй поход — это уже хорошо, а если в третий и последующие — ему, как правило, можно было полностью доверять. Многие из таких походников стали потом товарищами на всю жизнь.

Необходимость терпеть являлась сильнейшим стимулом к повышению своей физической готовности к большим нагрузкам и к работе на выносливость. Многие, пройдя через ад первого своего похода, не желали повторения этого и приступали к тренировкам. Потом они занимали места загребных или иные почетные места.

Необходимость терпеть оставила свой след в характере многих походников того времени. Это очень полезный след, он остается насовсем, хотим мы этого или нет. Сам человек не замечает, как свыкается с мыслью: «Будь готов вытерпеть многое. В жизни тебе ничего не гарантировано».

Умение терпеть должно быть выработано у каждого настоящего походника — в этом сейчас даже больше смысла, чем в прежние времена. Потому что сейчас человеку предлагается множество способов времяпрепровождения, когда прилагать усилия не нужно, а то и противопоказано. И можно незаметно упустить возможность выработать у себя очень нужную черту характера. А она обязательно пригодится — прогноз на будущее у России неутешителен.

Морская практика

Из всего ее многообразия следует выделить, прежде всего, искусство хождения под парусами, как лучшее средство развития способности предвидеть. При движении под парусами предвидеть ситуацию необходимо, причем возможно дальше вперед, а также необходимо заранее знать, что в данной ситуации делать. Можно сказать, что здесь предвидение жизненно необходимо, так как при ухудшении погодных условий (ветер, волна, видимость) количество вариантов начинает последовательно уменьшаться, и у вас в конце концов может остаться в распоряжении лишь один, единственный вариант. Это еще не так плохо. Вариантов может и вообще не остаться. Если так случилось, то это означает провал старшины, как командира, если не что-то худшее.

Увеличить

И вот, сидит старшина на старнкнице, шлюпка идет, а старшина непрерывно, почти не отвлекаясь, смотрит по сторонам. Если усилится ветер, пойдет волна - можно, как вариант, встать вот здесь и здесь (старшина еще предыдущим вечером прикинул это на карте, и еще раз утром, ему даже не надо карту доставать). При таком ветре как «вырезаться» за мыс острым курсом? Или лучше сейчас сразу положить другой галс, а «вырезаться» после этого, с гарантией и имея запас на ветер? Взгляд на воду, взгляд на небо, взгляд на берег. Никаких мыслей о чем-то личном, никакого участия в общем «базаре».

Увеличить

День закончен. Пришли в намеченную точку. Никаких запасных вариантов, которые заранее продумал старшина, не потребовалось. И очень хорошо, что не потребовалось. Но завтра все начнется сначала: карта, варианты на разные случаи и — в путь.

Кому надо, тот, конечно, заметил, что предвидеть в таких случаях помогает и сама Природа — она почти никогда сразу не наваливается на человека, обычно дает ему хотя бы некоторое время на размышление, посылает ему свои знаки.

Способность предвидеть, если ее удалось развить в походах, оказывается очень полезной и в последующей жизни, способствует выработке спокойного и осмотрительного подхода к разным жизненным ситуациям.

Походная практика

Для современного городского человека имеет неожиданно большое значение. Потому что недопустимо, когда городской человек, оказавшись в чрезвычайных обстоятельствах или даже просто на природе, не в состоянии оказать первую помощь себе и другим, укрыть от непогоды, обогреть, накормить, защитить, навести порядок, распределить обязанности (в т. ч. силой) и т. п. Такой человек в полном смысле человеком не является, что бы он сам о себе не думал. Он, в значительной степени — игрушка обстоятельств.

Увеличить

Шлюпочный поход дает почти идеальную возможность получить начальные уроки походной практики. Дело происходит летом. Вокруг много воды, пресной и достаточно чистой. Поэтому есть все для того, чтобы всегда содержать себя в чистоте, чтобы все было выстирано и зашито, чтобы ничего не воняло и не чесалось. И при устройстве ночлега легко освоить навыки обращения с палаткой, т. к. от нее не требуется ничего, кроме защиты от дождя и от комаров.

Шлюпочный поход не дает возможности освоить походную практику в большом объеме. Нет необходимости нести рюкзак, нет нагрузки на ноги, нет вопросов с обувью. Не может быть отработана ночевка на холоде, в т.ч. с отоплением палатки. Кроме этого, в современной России не лишними будут навыки движения по населенным районам с уклонением от нежелательных контактов, навыки скрытой переноски оружия, умение маскироваться, умение скрытно становиться на ночлег, в т.ч. вблизи населенных пунктов.

Увеличить

Автор не хотел бы, чтобы его сочли суровым экстремалом, пребывающим во власти давно устаревших понятий 1970-х годов. Тогда понятия «экстремал» для нас не существовало, и то, о чем здесь написано, было нормой. Шлюпочные походы не были отдыхом на воде. Шлюпочные походы не были туристскими походами, они отличались от них своей особой атмосферой, своими особыми порядками. Основной состав походников прошлого вырос физически и духовно в трудных условиях и был готов к ним. Один месяц похода накладывал отпечаток на весь остальной год. Люди от похода к походу заметно менялись, становились физически крепче, а душевно — спокойнее ...

Автор согласен с тем, что история имеет свойство повторяться. Еще более он согласен с тем, что имеют свойство повторяться человеческие типы. Поэтому весьма возможно, что среди нынешних походников есть люди, ни в чем не уступающие людям прошлого — ни в физической, ни в моральной подготовке. Таким людям следует дать возможность подняться на новый уровень и выйти за рамки туризма и отдыха на воде. Каким образом? Например, так: весь поход с новичками, женщинами, «почетными членами» и «персональным фордаком» (мотоботом) следует по объявленному маршруту, по своим этапам. А за это же время один шестивесельный ял с экипажем из «стариков» огибает по периметру всю Ладогу. Экипаж этого яла — 7 человек, старшина и шестеро гребцов, никого лишнего. Режим движения? Он сам собой установится таким, как в походах прошлого. Порядок в экипаже, отношения между людьми — они станут такими, как в прошлом, еще быстрее — уже после двух-трех дней настоящей работы. Сделайте такой поход — не пожалеете, на выходе получите надежных товарищей, старшин и командиров.

Александр КОЗЛОВ, участник походов 1970-х годов,
старшина шлюпки

 

К началу страницы

неопубликованные заметки

 

 

Александр Козлов 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков