На главную страницу

Как студент ЛЭТИ ходил в поход с «Корабелкой»

Увеличить

В «Корабелке» давно существует традиция — каждое лето студенты, преподаватели, аспиранты и еще всякие люди, связанные с этим вузом, забывают обо всех делах и отправляются куда-нибудь, где можно забыть, что такое телефоны, машины, телевизоры, газеты и тому подобная суета. Но ведь многие тоже уезжают из города — на дачу, на море, в лес за грибами, что же здесь такого? А то, что мало кто с собой берет ялы весом в тонну, тащит их за сотни, километров от дома и ждет попутного ветра; чтобы наконец почувствовать себя не укротителем природы, а ее частью.

А начиналось для меня все очень несладко. За плечами только что осталась летняя сессия и так хотелось пару дней, а то и недель повалять дурака, ничего не делать, вспомнить всех друзей и отпраздновать окончание экзаменов. Но командир сказал, а его тон не предполагает возражений, что надо готовиться к походу и я должен каждый день с утра (а спать так хочется) и до последующих распоряжений быть под руководством старшего боцмана, поскольку я не корабельщик, то меня еще и внеурочные работы ожидают.

Первая мысль была забыть о заманчивом предложении сходить в поход на шлюпках по Ладоге. Но все-таки в назначенный день я явился в яхт-клуб и с чувством человека, обреченного на нудную работу вместо 12 часов сна, принялся за дело. Через пару дней я понял, что на самом деле здесь вовсе даже ничего, а еще через пару начались просто маски-шоу. Серьезными были только командир и приближенные в его присутствии.

Проблемы начались только с наступлением дня отъезда, когда все на взводе, но, как оказывается, мотор не готов, ключи мы потеряли, сарай еще не покрашен и «какая-то зараза саблю Нептуна сныкала». Однако каким-то непонятным образом мы погрузили все необходимое и оказались, ко всеобщему удивлению, готовы к выезду в Приозерск, чего никто никак не ожидал.

Приозерск

Наконец, мы в Приозерске. Для меня открылась великая тайна — меня решили сделать боцманом на шлюпке № 2, с желтым ширстреком, и я, как оказалось, был согласен. Надо сказать, что боцман на яле — это завхоз, если не научиться отводить удары, то битым будешь обязательно, а учился я так:

Эй, на желтом, где у вам манка, — кок на завтрак просит.

— Сейчас принесу.

Вторая шлюпка, почему не зачехлились, сейчас дождь будет — все продукты вымокнут.

— Да я дневальный, котел драил, не успел еще.

Где ваши кранцы, сейчас лодку побьете?

— Да тут где-то были, а вот они.

Боцман, принимай вещи, через десять минут отходим.

— Момент, я еще палатку не срубил.

С камбуза к вам сказали дрова принести, ловите.

— Тащи к красным, мы уже и так дровяная баржа.

20 минут перерыв, боцман, готовь ланч.

— Олег, порежь хлеб, Женя, доставай сухари и сало и намазывай паштет на булку.

Вторая, через 10 минут на вашей выходим на тренировку под парусом.

— Берите третью, она уже все равно без чехла.

Одним словом, задача боцмана не давать в обиду шлюпку и ходить везде штерты собирать — самая необходимая в походе вещь, как оказалось. А если серьезно, то это довольно интересно. За время наших скитаний по Ладоге меня больше всего поразили две вещи — природа и люди-шлюпари.

Природа

Cамым запомнившимся мне местом стала наша первая стоянка после Приозерска — остров Койонсари. Он как будто состоит из двух половинок — соснового бора и крутой каменной скалы. Берег его представлял с одной стороны пляж с желтым, чистым песком, а с другой — черную глыбу огромного камня высотой в несколько десятков метров, покрытого серебристым мхом. Здесь можно было и поваляться на солнце, и забраться на вершину утеса.

Увеличить

о. Койонсари

Было удобное место для принятия пищи — камни образовывали подобие гигантской лестницы, усевшись на которые с мисками и кружками, мы были похожи на стаю диких обезьян, расположившихся на лианах. Вокруг виднелись другие, более мелкие острова, над которыми вились чайки. Мы побывали на одном из них, где нашли гнездо птиц с маленькими птенцами. Вокруг были разбросаны.скелеты мелких животных. Вспомнив случай, когда чайки напали на наше «командование», мы решили удалиться.

Карелия еще много раз удивляла нас своими красотами, наши фотографы изводили горы пленок, снимая розовые закаты, отражающиеся в воде, острые вершины скал, прокалывающие синее небо, редкие цветы, растущие среди огромных камней, но никакие фотографии не смогут заменить все увиденное, они могут лишь напомнить об этом мире, в который так хочется попасть снова.

Шлюпари

Увеличить

Экипаж яла № 2

Кто же такие шлюпари? Как оказалось — это обычные с первого взгляда люди, и в повседневной жизни вполне нормальные. Где-то работают, пытаются чего-то в жизни достичь. Меняются они лишь когда собираются вместе. Теперь даже не понять о чем они говорят. Можно уловить лишь какие-то непонятные слова — пиллерс, планширь, форштевень, нагель и самые загадочные — метеоризм и мобилат, после которых разговор на пару секунд прерывается общим смехом.

Поначалу было не по себе от этих загадочных разговоров, казалось, мне никогда не понять этих людей, но под строгим руководством командира мне пришлось вызубрить пару-тройку десятков новых слов и выражений, после чего я наконец-то стал понимать, когда кто ругается, а когда дает указания.

О шлюпарях обязательно нужно сказать, что среди них не потерпят подхалимов или людей с целью быть поближе к кухне. Каждый из них — это человек со своими принципами и своей точкой зрения, никто не пытается быть ни на кого похожим или угождать кому-то, но в то же время эти люди представляют собой одну команду, и если в нее засосало, то уже назад не человека не ждите.

Сергей ГРИГОРЧУК, студент ЛЭТИ, боцман яла № 2

 

К началу страницы

«За кадры верфям», № 5 (2168), декабрь 1997 г.

 

 

Сергей Григорчук 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков