На главную страницу

Поход «Север-84»

(заметки кока похода)

Что такое шлюпочный поход для окончивших Корабелку, каждый определяет сам. Кому-то это было безразлично, для кого-то это самые яркие воспоминания, для некоторых — эпизод бурной студенческой жизни. Но об этой традиции института знали все.

Для меня, оборачиваясь на 28 лет назад — это мини-жизнь, которая заложила мои собственные принципы, взгляды на будущее, т.е мое сейчас настоящее.

Самое главное. Чтобы придти к цели, надо сильно поработать, не перекладывая свою долю ответственности на окружающих.

Второе. Как-бы тяжело ни было, ты все равно достигнешь своей цели, если ты ее знаешь. Самый тёмный час — перед рассветом, это не я сказал. Жизнь, как река, по которой мы плыли. Финишная черта все равно будет. Но как захватывает борьба, чтобы быть первым и выбрать стоянку на ночлег. Даже ломая для этого весла.

Увеличить

Загребные: Андрей Сокольский, Константин Егоренко

Что ты по жизни делаешь, мало кому интересно. Но когда живешь интересно, то встречаешь уникальных людей. В походе я познакомился с «Кэпом», Василием Александровичем Сапожниковым. Слава ему за то что он уже много лет оберегает Традицию, и дарит частичку своей души каждому. Мне он помог встретить мою будущую жену.

Я был коком. До этого был опыт, готовил в общаге, на комнату 12 человек. Потом в колхозе, на картошке, кормил человек 150. Поэтому, когда попросили кашеварить в походе, не отказался. Если готовить более чем на 10 человек, то качество определяется пропорцией, количеством воды и временем, чтобы эта вода закипела.

И здесь на память приходит одна история. Чтобы гречневая каша была рассыпчатой и все крупицы раскрылись в готовую кашу надо добавить щепотку пищевой соды. У меня в помощь всегда были дневальные. Так вот. Утро, сборы, каша почти готова, достаточно времени пойти умыться. Возвращаюсь, а в ведре каша синяя. В чем дело? А дневальный говорит: «А ты же всегда в кашу соду докладываешь...».

Увеличить

?, Ю.М. Коршунов, Игорь Фризен, Константин Егоренко, Андрей Сокольский

Но ведь не мытьевую!!!

Ведро синей каши осталось в двинском песке. Комплиментов за завтрак я тогда не получил. Да и за шутку тогда, мужики это не приняли. Еще расхожая фраза. Хочешь, чтобы было хорошо — сделай сам. (Если есть время и нет денег).

Другой рецепт. Любую воду можно пить, если добавить несколько кристаликов марганцовки. Проверено. У меня был флакончить без надписи. Через неделю похода мужики, не сговариваясь, стали подходить по очереди и таинственно спрашивать, что я подсыпаю. Дошло до того, что КЭП подошел. Не бром ли я подсыпаю? Нет. Тяжелый физический труд тоже влияет на эррекцию, но только на короткий период. Потом организм адаптируется.

А на третье — какая была уха! Я первый и последний раз тогда готовил в три захода. Кто не знает, поясняю. Первой варится всякая рыба, процеживается и выбрасывается. Второй заход — щука и поприличнее. Опять же все вываривается, процеживается и выбрасывается. А в конце, кусочки стерляди и до готовности. Ушица — как желток, а вкус той стерляди до сих пор помню. Хотя по жизни не голодал и хороших морских продуктов по миру отведал.

Все начиналось в Сык-тык-в-каре. Сложное для русского уха название. Пугающее. А может ожидание нового пугало? Но прибытие в столицу Коми развеселило и веселит по сей день. Там было Коми-все! Коми-пионеры, коми-автобусы, коми-библиотеки и, главное, коми-бабы. Не подумайте дурного. Это такой сувенир. Меховая игрушка. Правда они бывают разного размера. Одна мне на голову налезала. А голова у меня 61 размера.

Мне вообще с «бабами», простите, женским окружением не везло. В смысле, что всю жизнь отучился и отработал в сугубо мужских коллективах. В школе на 16 парней — 8 девчонок. В корабелке 4 девушки на две группы «шестерок» и на всю кафедру строительной механики. В том смысле, что наши профессора на них тоже заглядывались. И на работе получилась та же специфика. Наверное, поход во всем виноват. Хоть и говорят, что судостроение — это новый вид сексуальной ориентации. Все друг друга по очереди имеют, но никто при этом удовлетворения не получает.

Увеличить

Будет уха!

И тут на ум приходит другая история. Надо пояснить, что самые ужасные и болезненные мозоли были на месте, на котором мы сидим. Подготовить «баночку» к выходу — это же был целый ритуал. Кто полотенце растягивает, кто подушечку, кто паролон, кто тельник. Но самое надежное было грести нагишом. Чтобы никакие складки тебе не навредили. А полотенце лежало рядом и была команда «зачехлиться», если рядом проплывал белый пароход с девушками на палубе. Вообщем, к середине похода загар был у нас специфический. Очень ровный от пяток до ушей. А что сзади, мы не видели и не обращали внимание. Тогда в газетах не писали, что пишут сейчас и по телевизору не показывали.

Середина похода. КЭП решил, что нам пора в баню. Не помню название этой деревни. Долго плыли по протоке, пока наш путь не пересекли коровы, и мы не сели на мель.

Но когда мы, 25 накаченных молодых парней вошли в баню и разделись, местные молча вышли. Мы не поняли, вели себя скромно. А потом, когда себя разглядели — дошло.

Физически поход мне дался тяжело. И потому, что был загребным, и когда у других была возможность отдохнуть, мне надо было кашеварить. Надорвался. Позже вылезло. Были две тяжелые операции. Другая умная мысль. За все в жизни надо платить. И чем желаннее «товар», тем выше цена. И чаще всего платишь не деньгами. А отношениями, привязанностями, здоровьем. Все в балансе. За поход я заплатил. Но никогда об этом не пожалел. Он был в моей жизни.

И в какой бы стране не работал. Их было 15. С каким бы капитаном не начинал разговор. Их было сотни. Я морской сурвейер Ллойда. На вапрос: «А ты в море ходил?» обычно отвечаю следущее. Первый раз Балтику под парусом пересек, когда мне было 12. Учился в Питерской корабелке. Прошел на веслах 1000 км по 8 часов гребли каждый день. И уже этого достаточно, чтобы продолжать разговор о деле.

Андрей Сокольский,
кок похода 1984 года
фото Сергея Довгялло

 

К началу страницы

май 2012 года (ранее не публиковалось)

 

 

Андрей Сокольский 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков