На главную страницу

Комментарии и дополнения

к воспоминаниям Р.Ф. Мельникова

Когда в 1961 г. мне предложили принять участие в шлюпочных походах, то никаких сомнений в целесообразности у меня даже не возникло. В то время на кафедре ВМП ЛКИ в действии было 2 шлюпки ЯЛ-6 постройки 1954 г. на верфи в г. Львов. К 1961 г. шлюпки несколько устарели, хотя техническое состояние их было хорошим, т.к. ежегодно приводились в порядок перед очередным шлюпочным походом.

Подготовка похода

Учитывая необходимость обновления плавсредств и перспективу на дальнейшие шлюпочные походы в 1965 г. было принято решение приобрести два новых корпуса на верфи в Лазаревской, которая изготовляла яхты, катера, глиссеры из пластика и морские шлюпки ЯЛ-6.

Было принято решение командировать меня и Сашу Корниенко для приемки шлюпок, их оснащения и подготовки шлюпок к морскому походу. В июне 1965 г. мне предстояла защита дипломного проекта и работа над ним была практически закончена, поэтому пришлось досрочно пройти кафедральную защиту и выехать в Лазаревку.

Приняли нас на заводе хорошо, поселили в гостевом домике прямо на территории предприятия, познакомили с производством. Наши шлюпки делала бригада под руководством Валентина (к сожалению, фамилию его не запомнил) прямо в нашем присутствии. Снабжение шлюпок на шкиперском складе тоже отбирали мы сами.

Для оформления финансовых документов в Лазаревскую прибыли командир похода В.С. Руховец и главный бухгалтер ЛКИ С.Г. Зеленкин (кстати, стоимость одной шлюпки составляла 5600 рублей, как и а/м «Волга» в то время). 31 мая все документы были оформлены, шлюпочные команды прибыли, шлюпки подготовлены к походу. Утром 1 июня сбросили шлюпки на воду. Ура!!! Началась Черноморская эпопея.

Мыс Железный Рог

Отошли от Анапы. Поднялся сильный ветер, крутой бейдевинд, разгулялась очень большая волна. Когда шлюпки находились между волн, мачты шлюпки № 2 вообще не было видно, а высота рангоута примерно 6 метров. Под парусом идти стало опасно. Командир принял решение выброситься на берег шлюпкой № 1, а вторая шлюпка должна была ждать результатов на отдалении от берега.

Срубили рангоут, кормой к берегу, весла наготове, медленно подходим. Буквально метрах в 25-30 от берега, когда схлынула волна, обнажились огромные валуны, больше нашей шлюпки. Команда «навались» и что было мочи рванули снова в море, дальше чем шлюпка № 2. Несколько часов гребли и свернули в Керченский пролив. Там волны стали меньше, заметили песчаную отмель. И тут увидели ракету, оказалось, что шлюпка № 2 добралась до отмели раньше. В этой песчаной бухте мы с ними благополучно встретились.

Кстати, в 2011 году отдыхал в Анапе, проехали на машине по берегу моря в районе мыса Железный Рог, посмотрел с высокого берега на то место, где мы выбросились на отмель и встретились со второй шлюпкой. Берег сильно изменился, этой отмели почти уже нет, похоже размыло. А сверху стало еще ужаснее, т.к. море подходит к отвесным скалам.

Азовское море

Южный берег очень мелкий, кое-где приходилось делать »Весла на укол» и уходить мористее. Ветер прижимной. Добрались до какого-то поселка рыбаков. Пытаемся узнать прогноз погоды, направление ветра. Радио и связи в поселке нет. Аборигены посоветовали сходить на сейнер, стоящий на рейде, но до него далеко, против ветра грести не хочется. Еще подсказали, что есть в поселке древний старик, который может сказать, какая будет завтра погода.

Нашли этого аксакала, объяснили, что нам нужно. Он поинтересовался откуда мы, куда идем, на чем идем. Сказали, что сами из Ленинграда, идем из Лазаревки домой, а сейчас идем в Азов. Он попросил показать наши шлюпки и был очень удивлен, когда увидел наше снаряжение (компас, карты, ракетницы). Сказал, что мы счастливые люди, т.к. он с детства ходил рыбачить в море только по приметам, «зародам». Посидели, поговорили, и он обрадовал нас, что завтра с 12 часов начнется попутный нам ветер.

Утром подъем, сборы, отход. Ветерок слабый, но попутный, поставили «бабочку», отдыхаем. КЭП решил искупаться, плывет рядом со шлюпкой. Вдруг резкий порыв ветра и наш командир остался далеко позади. Крик !!! Делаем резкий поворот «через фордевинд». Весло пополам… Подошли, подняли Виталия Степановича на борт. Вскоре КЭП отошел от стресса.

Коса Долгая (уточнение видения Р.М. Мельникова по проходу ночью косы Долгая)

У автора «с заходом солнца в 20 ч. 30 м. подошли к берегу…».

Коса действительно Долгая (по протяженности). Еще на подходе к косе мы с КЭПом внимательно изучили карту этой местности и обратили внимание, что на карте поперек этой косы пунктиром обозначено что-то похожее на проход. Это нам показалось интересным и очень заманчивым, т.к. огибать косу в районе маяка очень долго.

Расспросили местных рыбаков, они подтвердили существование протоки и возможность ее прохода на шлюпках (по осадке). Тогда и возникла идея ночью пройти через нее.

Обозначили курсы по компасу по фарватеру этой протоки, точки поворота при средней скорости примерно 3 узла, подготовились и отошли, как и написано у Р.М. Мельникова, около 23 часов. Чтобы не потеряться в темноте, путь второй шлюпке показывали огнями фонарей.

Я сидел на руле с фонарем и по компасу вел шлюпку вслепую, руководствуясь указаниями Виталия Степановича. С первыми лучами солнца мы поняли, что маневр был выполнен «на отлично» — впереди было чистое море. Путь на Азов был открыт.

Примечание

У Р.Ф. Мельникова написано: «Палаточная команда быстро разбивает лагерь…».

Я лично за все время шлюпочных походов никогда не ночевал на берегу. Спал только в шлюпке, т.к. мне было там очень комфортно: тепло, шлюпочный чехол надежно защищает от осадков, плеск волн за бортом, да и шлюпка всегда под присмотром. В любой ситуации и один грамотный шлюпарь может сделать много для сохранения корпуса.

Так в данной ситуации мне оному удалось остаться сухим. После растяжки шлюпок на канатах я уснул после суточного перехода и проснулся от криков на берегу.

Валентин Николаевич Терёхин,
командир шлюпки № 1

 

К началу страницы

(2012 год, ранее не публиковалось)

 

 

В.Н. Терёхин 

***

Для нас, студентов-дипломников, участие в этом походе было последней возможностью собраться уже сложившимся коллективом, ежегодно участвующим в шлюпочных походах, и достойно завершить студенческий период своей жизни походом по Черному и Азовскому морям.

Да и у В.С. Руховца было подобное желание сходить с нами в последний раз и использовать наш опыт для перегона приобретаемых новых шлюпок от Лазаревской верфи. Так что все сложилось.

31 мая мы прибыли в Лазаревское, искупались всей командой в море, хотя по местным понятиям купальный сезон еще не наступил, и приступили к подготовке шлюпок и своих штатных мест к дальнему походу.

Рано утром 1 июня начался поход. Погода была великолепная — солнце, море и… ни ветерка. Пришлось идти на веслах.

Вид нашей шлюпки со стороны, очевидно, был живописный. На корме кроме командира, В.С. Руховца, сидел Сергей Григорьевич Зеленкин в белой панаме как настоящий курортник. Поэтому при каждом подходе к берегу прибегали пограничники, наблюдающие нас с берега, и первым вопросом был о белой панаме.

Установился определенный режим движения. Жара, минимум одежды, гребля, купание снова гребля. Так продолжалось четыре дня. 4 июня в Архипо-Осиповке проводили С.Г. Зеленкина, который на этом поход завершил и возвращался в Ленинград. Осмотрели достопримечательности поселка, сфотографировались на память, посетили знакомые места (раньше в Архипо-Осиповке размещался спортивный лагерь корабелки, и на занятия нашей секции самбистов даже приезжали члены сборной страны по самбо, т.к. наш тренер М.А. Гиршов с ними также проводил тренировки, и я там впервые провел успешную схватку с чемпионом страны).

Утром 5 июня вышли и нас подхватил попутный ветер, и чем дальше, тем ветер сильнее. Планировали следующую ночевку делать в Геленжике, но с ветром подошли к нему задолго до обеда, поэтому решили в Геленжик не заходить. Проскочили до Новороссийска, ветер попутный по маршруту, а заходить в Цемесскую бухту — это опять гребля, потеря времени и сил. Решили и в Новороссийск не заходить. Таким образом бог ветров отблагодарил нас за то, что «прокатили» С.Г. Зеленкина и к вечеру доставил нас в Анапу, где нас, усталых и голодных, радушно встретили моряки-пограничники. Отвели нас в полуэкипаж, накормили, разместили, мы с матросами посмотрели фильм в клубе, после чего мы хорошо выспались.

В итоге утром мы вышли в море немного позже обычного, но именно этого «немного» нам и не хватило, чтобы благополучно пройти мыс Железный Рог и свернуть в Керченский пролив. Когда выходили дул хороший попутный ветер, но с каждым часом ветер становился сильнее. Такелаж стал поскрипывать. Вначале решили поотрабатывать команду «Взять рифы». Несколько раз убирали и ставили паруса, тут тоже потеряли сколько-то времени. А затем ветер стал «заходить» и перешел на «мордотык». Вот тут-то и начались события, описанные Р.М. Мельниковым. Море разгулялось не на шутку, волны огромные, ветер встречный. Решили для начала выброситься на берег первой шлюпкой, а вторая должна была ждать результата, а потом, при успехе, выполнить ту же команду.

Издалека берег казался низким и ровным. Подошли ближе к берегу, разделись, развернулись и кормой стали подходить к берегу, используя парусность лопастей весел. Весла держали на замахе, готовые в любой момент к гребку. Виталий Степанович на корме наблюдает за дном и вдруг увидел огромный валун, на который нас несло. Резкая команда «навались», и мы рванулись от берега. Между гребками кое-как оделись и с испуга ушли гораздо мористее второй шлюпки. Мы часа три шли при огромном волнении до поворота за мыс Железный Рог, и эти часы принесли много тревог Виталию Степановичу, т.к. мы потеряли из вида вторую шлюпку. На фоне берега шлюпку не было видно, и командир периодически пускал вверх ракеты, а ответных сигналов не было. Все очень волновались.

Когда, наконец, прошли мыс Железный Рог и свернули в Керченский пролив и ветер и волны стали меньше. Справа мы увидели небольшую лагуну с песчаным берегом, направились к ней и тут увидели вторую шлюпку, которая уже стояла в лагуне. Испытали и чувство радости от того, что ребята живы-здоровы и злости за перенесенное по их вине волнение. Оказалось, что им наша шлюпка на фоне моря была хорошо видна, когда нас поднимало на волне. Поэтому они считали, что и мы их тоже видим.

Высадились на берег, стали готовить обед, а мы с Валентином Терехиным поднялись на высокий берег с прибором и замерили скорость ветра. Оказалось, что ветер дул со скоростью около 17 метров в секунду.

Мой поход завершился в Керчи, т.к. на 14 июня была назначена моя защита диплома, и когда 18 июня ребята вернулись из похода я уже был молодым специалистом.

Александр Иванович Лычаков,
участник похода

 

К началу страницы

(2012 год, ранее не публиковалось)

 

 

А.И. Лычаков 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков