На главную страницу

«Я мечтаю о новом походе»

Уже на следующий день после того, как я вернулся домой из похода, я почувствовал, что хочу обратно. Те, кто ходил в походы, или просто ездил в пионерлагеря, поймут это чувство. Дело в том, что в походе жизнь вывернута наизнанку, можно сказать, мехом наружу. Тут невозможно притворяться, хитрить, лицемерить, потому что такие вещи замечаются в один момент, а плохое отношение команды — это самое худшее, что может случиться в походе. За время такого путешествия ты становишься неотъемлемой частью коллектива, начинаешь чувствовать свою причастность к общему делу, и из-за этого многие вещи и людей воспринимаешь по-другому, иначе, чем обычно.

Увеличить

Фото Н. Шаркова

В первый день похода меня назначили боцманом самой большой лодки в походе — десятивесельного катера. На шлюпке, как и на любом другом корабле, боцман следит за чистотой, наличием запаса еды и воды, чехлением шлюпки, огрузкой и разгрузкой вещей команды. Многие говорят, что это утомительная и неблагодарная работа, даже поговорка такая есть: «Если на шлюпке все в порядке, значит, командир молодец, а если что-то не так, значит, боцман плохой». На практике все короче — «боцман плохой». Это я узнал позже, а пока нам предстояла 14-ти часовая буксировка до крепости Орешек.

Вам, может быть, покажется странным, но для меня это время пролетело незаметно. Вообще время в походе летело как-то слишком быстро, наверное, это потому, что происходило много событий, которые так и норовили засесть в памяти. К тому же почти каждый день мы переходили на новое место стоянки. Это так здорово, когда каждое утро ты, высовываясь из палатки, видишь все новое!

Увеличить

Дмитрий Якубов
Фото К. Полякова

Особенно мне запомнился остров Путсаари, это, по сути, огромный камень, на котором из-за сложного рельефа трудно найти место для палатки, а я нашел просто гениальное место, немного далеко от лагеря, но виды там были потрясающие, особенно на рассвете.

Но в мой первый походный день я стал еще и дневальным. Это тот человек, который помогает коку готовить, поддерживает костер, дежурит ночью и чистит котлы (это самое интересное, особенно когда у тебя есть только мыло, железная щеточка и холодная вода). Каждый день назначаются три новых дневальных из числа гребцов, старшины и командиры обычно не дневалят. Конечно, когда мы — три боцмана, дневалили первый раз в жизни, мы здорово растерялись, но старшины быстро организовали работу, и все прошло вполне сносно.

А вот в последний мой день в походе (я снова был дневальным) я просто летал по лагерю, чтобы сделать все как можно лучше. По-моему, так и вышло. За время похода я очень хорошо отдохнул, несмотря на то, что физическая нагрузка была большая. И, самое главное, я ни на секунду не пожалел о том, что пошел в шлюпочный поход, более того, я уже решил, что на следующий год обязательно повторю это путешествие.

Валерий РОЗУМЕНКО,
2-й курс СТФ

 

К началу страницы

«За кадры верфям», № 28 (2388), декабрь 2008 г.

 

 

Валерий Розуменко 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков