На главную страницу

Великим путем «из варяг в греки». Часть 3

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Хортица

Остров Хортица многим запомнился особо. Во-первых, земля была под ногами не одну ночь, а целых полтора дня. Во-вторых, можно было помыться горячей водой (наконец-то!), привести себя в порядок, просто полежать на пляже, поесть не из железной миски, а ножом и вилкой в столовой. К Хортице поход стремился. Это был определенный этап — по времени ровно половина похода. «Вот дойдем до Запорожья и отдохнем», — говорил в трудную минуту командир.

Увеличить

Шлюпки идут по Днепру

Спортивно-оздоровительная база Запорожского индустриального института расположена в прекрасном живописном историческом месте. Это здесь, на острове Хортица, стояли лагерем запорожские казаки — легендарные народные герои, описанные в литературе, воспетые в песнях. Днепр, вырываясь из тисков Днепрогэса, стремительно несет свои воды через верхушки знаменитых порогов и далее уже плавно и спокойно течет, огибая остров в длину с обеих сторон. Жарко. Чистая вода и чистое голубое небо, яркая зелень вербы и тополя, место это заповедное, много садов и цветов.

Вот в этом райском уголке и сдедали мы большой привал. Встречали нас торжественно и пышно, ожидали в течение всего дня, но только вечером маленькие точки шлюпок показались под мостом через Днепр. Они все увеличивались в размерах и вот вконец измучившиеся гребцы выстроились на пирсе для торжественной встречи. Самыми заинтересованными встречающими были ребята и девчата из ЛКИ, ведомые Владимиром Львовичем Жаровским, который громогласно объявил о нашем прибытии.

Вообще, нам везло на хороших людей. Вот и дирекция лагеря и весь персонал сделали все, чтобы отдых был полноценным. Нам приготовили сауну, и усталость уходила вместе с каждым погружением в прохладный бассейн. Альтернатива «сауна или дискотека» не стояла. И сауна, и дискотека! И откуда у них силы взялись?

Увеличить

«Нас мало, но мы — в тельняшках!»

На завтра, кроме экскурсий и хозяйственных дел, были спортивные встречи со студентами ЗИИ. Мы благополучно «продули» и футбол (хотя сделали все, что смогли, не помогла и помощь комиссара в воротах), и в волейбол.

И. Евтухов: «За пять лет я не могу вспомнить ни одной победы шлюпарей в спортивных встречах. Не стал исключением и нынешний поход. Особенно неприятным было поражение во встрече по волейболу с командой ЗИИ. Дело в том, что, не собрав достойную команду юношей, запорожцы нас «отдали на растерзание» своим девушкам. И те постарались на славу. Сейчас, конечно, можно говорить, что это была сборная института, что все они перворазрядницы, но горечь поражения от этого не становится меньше. Хочется обратиться к кафедре физвоспитания ЛКИ с пожеланием активнее включаться в подготовку шлюпочных походов. Ведь это не только военно-патриотическое, но и спортивное мероприятие. Пока же у нас наиболее широко представлена только секция борьбы. Слово за остальными».

Вечером того же дня состоялось самое запоминающееся выступление нашей агитбригады. Мы показали слайдфильмы о Ленинграде — городе трех революций, рассказали о студенческой и общественной жизни института, представили кормовые флаги боевых кораблей Военно-Морского Флота нашей страны. Максим Ремпен дебютировал в качестве режиссера театральной труппы агитпохода, выступило трио «бандуристов»: Дима Сели-чев, Юра Волков и Миша Салин. Концерт мог продлиться и дольше, если бы не стервятники—комары.

Каховское водохранилище

Каховское водохранилище оказалось самым капризным из всех морей, которые мы преодолели. Иногда в день проходили километров по 25. Это очень мало, но грести против ветра при высоте волны до метра ой как не сладко. Выходило 3 км в час вместо полагающихся шести.

Днепр здесь совсем не тот, что был в верховье. Высокий берег начинает сменяться низким, появляются знаменитые днепровские плавни, смотреть издалека просто одно удовольствие: и справа, и слева — сплошная стена из камышей и плакучей ивы, что там за этой зеленой стеной — неизвестно. Но ведь до конца маршрута еще далеко и спать надо каждый день, несмотря на тесноту палаток, которых, естественно, оказалось недостаточно. Но самое неприятное это враг номер два — комары!

Из дневника М. Семеновых: «Весь день провели в Херсоне, но вечером отошли к острову на ночевку. Островок привлек своей тишиной, девственностью природы. Эта ночь запомнилась надолго. Борьба за выживание в комарином аду. Любой случайно оголенный участок тела через короткий промежуток времени покрывался комарами. Спать в палатке было то же самое, что спать в большом улье. Даже в тесном закупоренном пространстве спальника и там умудрялись летать эти насекомые. Многие не ставили палаток, а легли у костра, наивно полагая, что там, в дыму, их не тронут эти плотоядные животные. Залезая в огонь, рискуя сгореть заживо, мы убеждались в том, что это — новый, универсальный вид днепровских комаров, которые не боятся ни мази, ни дыма, ни огня и прокусывают одежду любой толщины. Мы назвали их «херсонские зеленые береты». Так прошла ночь перед выходом в море. Утром все были опухшие и невыспавшиеся, но гребли потом зло и сильно, всем хотелось побыстрее уйти из этого противного места. Воистину: «в тихом болоте... комары водятся».

Одесса

В последние дни только и разговоров было — об Одессе. К ней стремились, это была последняя гавань похода, его финиш, где можно было не спеша посмотреть город, приготовить все для консервации шлюпок и другого имущества и, наконец, просто посидеть у моря, ласкового, теплого и соленого Черного моря.

Одесса — перед нами. 24 июля утром мы сделали последний переход, и шлюпка номер три первой вошла в акваторию Одесского морского порта. Возле знаменитого маяка взяли влево и пошли вдоль берега в гавань яхт-клуба.

Вот Илья скомандовал: «Последние десять гребков! И раз, и два, и три... Весла на борту!» Было 16 часов пополудни. Водная часть похода уходит в историю. «Шабаш», — сказал главстаршина.

Увеличить

Рассказ о кораблях

Среди множества событий в Одессе можно выделить несколько. Первое связано с дождем. Да, да, тем самым первым за месяц дождем. Вечером второго дня мы пришли в гости к КЮМовцам г. Днепропетровска. Корабль флотилии юных моряков стоял рядом с нами, у пирса яхт-клуба. Встреча проходила на верхней палубе. Только Юрий Михайлович настроил свои аппараты для демонстрации слайдов, как потянуло свежим ветром. Когда Алексей Наумов рассказал о боевых кораблях ВМФ СССР его еще было слышно. Дождь грянул во время песнопения. Струи лили сквозь брезент, и нам всем пришлось спуститься в кубрик. Было душно, весело, гитара ходила по кругу и никто не хотел уходить.

Праздник Нептуна. Вот к чему командный состав не прикасался, так это к подготовке этого праздника. Шлюпари все сделали сами. Абсолютно все! Ведь могут же, когда захотят!

Увеличить

Андрей Моисеенко, студент 129-й группы, «Мистер Днепр-87»

Из дневника М. Семеновых: «Сегодня опять готовились к празднику. Особенно усердствуют «старики» — скоро нас, молодежь, будут крестить, посвящать в шлюпари.
    И вот началось представление. На огромной скорости в гавань входит ял с Нептуном и его свитой. С ревом и гиканьем пираты разных мастей начинают крестить «молодняк». Крестили по-разному, но мудро и весело. Лично меня вздернули на мачту, как в старые добрые времена казнили пиратов. После этого меня спустили вниз и заставили выпить адской смеси из черного перца, песка и морской воды и только после этого окунули в воду. Из моря я выбрался новоиспеченным шлюпарем».

Оставалось только избрать лучшего шлюпаря похода, эдакого молодца — «Мистера Днепр-87».Ккаждый должен был написать на листке бумаги три имени — тех, кого он считает лучшим во всех отношениях — и гребцом, и дневальным, и просто товарищем. Наиболее часто упомянутый в результате подсчета голосов объявляется лучшим шлюпарем. Им стал Андрей Моисеенко!

Итоги

По-настоящему отсыпаться начали в поезде, который вез нас в родной Ленинград, к дождику, плащам и зонтикам. Праздновали день рождения Володи Бережного; пели песни и ели тушенку и сгущенку, никто не повышал голос, все входили в обычное житейское русло, стрессы кончились, надо копить энергию для будущих походов.

И. Евтухов: «Порой не хватало и взаимопонимания и тепла в отношениях между участниками похода и командиром. Согласен, что шлюпочный поход не санаторий, но все же, если основными аргументами командира становится команда: «Отставить разговоры!» или фраза, ставшая крылатой среди шлюпарей: «Если вам что-нибудь не нравится — купите себе билет на теплоход!», то такой микроклимат нормальным не назовешь. Нам, ветеранам шлюпочных походов, слышать такое просто больно, хотя мы и не снимаем с себя ответственности за сложившуюся ситуацию. Ведь что получается? Практически весь поход организует командир и вся ответственность на нем. Поход — это его любимое дитя и, естественно, он очень близко принимает к сердцу, если что-то идет не так, как ему бы хотелось, а всякое замечание воспринимается как личное оскорбление. Так надо ли все взваливать на одного человека? Куда девался совет старшин? Почему старшины превратились просто в рулевых? Эти вопросы надо решать уже сейчас, когда закончился поход-87 и начинается подготовка к следующему».

Увеличить

Разбивка лагеря на берегу

Так каков же он, шлюпочный поход? Что же тянет туда людей? Мне кажется, очень здорово сказал об этом Герман Николаевич — и загребной, и кок по совместительству: «Это — утомительные часы гребли и короткие минуты отдыха. Это — проклятия во время похода и сожаления о том, что он быстро кончился. Это — нервная усталость и веселые минуты общения с друзьями. Это — нестерпимое пекло и штормящая стихия реки. Это — жизнь на полную катушку, в которой каждая минута наполнена работой. Это — новые друзья и новые места, радость за пройденные мили и обида, что не прошли больше. Это — тугой парус, наполненный долгожданным ветром. Это — способ проявить себя со всех сторон — как трудолюбивый гребец и костровой, как умелый кок или дневальный, как находчивый старшина, яхтсмен и просто компанейский парень. Это — экзамен твоим человеческим качествам и способностям, это — огромные впечатления и разговоры на весь будущий год, до следующего похода. Кто пойдет в поход, тот в моральном плане ничего не потеряет, а только приобретет. Что касается материальных потерь — это только лишние килограммы, накопленные за год ленивой городской жизни».

Сейчас шлюпари заняты подготовкой своего традиционного вечера. Приходите — не пожалеете.

Валерий ПОЛЬСКИЙ, комиссар шлюпочного похода «Дружба-87»,
ст. преподаватель кафедры политэкономии, к.э.н.

 

К началу страницы

«За кадры верфям», № 37 (1939), 18 ноября 1987 г.

 

 

В.Д. Польский 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков