На главную страницу

Ладога не шутит

Наступает зима. Нерешительно ложится на землю первый снег. Оттаявшая сырость в полдень трещит под ногами хрупкой наледью, и вновь причудливой прозрачной коркой застывает в сумерках. Походка людей, движение на улицах, да и вся жизнь становятся осторожными, словно замирают в ожидании холодов.

Замерли и отдыхают от работы шлюпки ГМТУ честно отходившие еще одну навигацию. Сезон выдался насыщенный: регулярные тренировки, гонки на Фонтанке и штормовое возвращение с них, два десятидневных похода от экологического общества «Прозрачные воды Невы» (руководитель » яхтсмен Константин Немчинов), осенний праздник Маркизовой лужи на Смоленке и, наконец, главное — летний поход «Эко-95», о котором пойдет речь.

Сорокадневный ладожский поход был организован силами СПбГМТУ, студентов-шлюпарей, фирмы-спонсора «Квартет» и Союзом охраны окружающей среды Финляндии. Пятый год финские туристы-экологи — непременные участники шлюпарских мероприятий. Некоторые из них прошли с нами три-четыре похода. Они помогают освоиться новичкам, сами радушно принимают наших шлюпарей в Финляндии. Финнов привлекают природа побережья Ладоги, экологическая обстановка края, жизненный уклад Карелии, возможность отдохнуть, экзотика походного быта и необычная, славная компания, которая здесь собирается. Шлюпка словно не пускает на борт людей посредственных, ненадежных. А испытания морского перехода укрепляют веру в собственные силы, в товарищей и еще во что-то доброе, настоящее.

Рассказать о шлюпарях стоит поименно. Опытный организатор походов, «почетный пенсионер», капитан 2-го ранга в отставке В.А. Сапожников в походе обычно успевал всюду: руководил перевозкой ялов и корректировал маршрут, тормошил гребцов и быстрее всех разжимал костер, пел под гитару и подбадривал уставших финнов, а также следил, чтобы никто не переел сала. Кто указания непререкаемы, а афоризмы, повторяясь, перелетают из уст в уста.

Старпом походов капитан 2-го ранга Валерий Ходунов любит смелые, авантюрные решения, трезвость и путешествия под мотором «Л-6», с которым пока он один только и может справиться.

Бессменным комиссаром-затейником похода остается доцент Валерий Польский, источник юмора и оптимизма, лучший гитарист и завсегдатай вечерних костров.

Всегда невозмутимый доцент Андрей Захаров достиг совершенства в видеосъемке и фотографии в походных условиях. Его снимки украсили не одну газету города.

Заслуженный, педантичный кок Михаил Логичев, начальник вычислительного центра университета, в этом году раскрытия в новом качестве: он отремонтировал и стал капитаном швертбота «Владимир», на долю которого выпала ладожский шторм и наибольшие трудности похода.

Уверенно вел свой ял главный старшина, выпускник «Корабелки», научный сотрудник, к.т.н. Константин Поляков, в восьмой раз отметивший на шлюпках свой день рождения.

Старшина яла № 1 Влад Торнопольский, интеллигентный, музыкальный, скромный приборист, с громким голосом, впервые в этом году управлявший шлюпкой, в критический момент показал свою выдержку, находчивость, и в результате сумел избежать дрейфа и удара о скалы.

В нынешнем сезоне в шлюпочной команде появилось много новых ребят — состав секции обновился на две трети. В начале похода молодым докучали вечные мозоли от весла и ладожская качка, настрой командиров на оперативность и необходимость опекать финнов, закопченный котел и ночная вахта. Но к трудностям постепенно приспосабливались. В том. что сформировался крепкий костяк новой команды, большая заслуга шефа нашей секции: теоретические занятия и тренировки Сапожников начал проводить еще в феврале.

Легко вошел в экипаж опытный яхтсмен, трудолюбивый и жесткий старшина, уралец Евгений Максимов, дипломник машфака. Хипповатый Роман Алешин («Тарзан») и юркий Дима Овсянников будто родились боцманами шлюпок. А это должность материально ответственная, неблагодарная.

Хорошо зарекомендовали себя выносливые Сергей Годунов и Паша Завьялов, вечерники-ВТУЗовцы, вегетарианец-эрудит, экономист Володя Балала, юные Макс Сурков и первокурсник Андрей Черненко.

Не оставались без работы толковые загребные: добровольный кулинар Алексей Завьялов ("Подкок") и студент-медик Дима Зыков («Доктор»), кроме того, читавший в походе свои стихи.

На фоне новичков не ударили в грязь лицом опытные шлюпари: старательный боцман Женя Альбов, аспиранты Андрей Скабелин («Слон») и выдержанный Павел Курлов, освоившийся на швертботе. Самым молодым участником похода стал десятилетний юнга Тимур Нуцубидзе, поддержавший семейные традиции.

Шлюпки долго считались исключительно мужским спортом. Но оказалось, что женщины вполне могут увлекаться шлюпочным ремеслом. Всегда находились при деле шестнадцатилетние Маша Иванова и Марина Сапожникова. Пришлись ко двору девушки-экологи из Подпорожья — Ольга, Вера и их очаровательный педагог Галина Полякова.

Неудивительно, что настоящей морячкой и душой общества стала реставратор Таня Цыбульская, разносторонняя, доброжелательная девушка. Однако еще ни одному парню не приходило в голову постирать у себя в ванной парус площадью 20,4 кв. м и сушить его на балконе.

«ЭКО-95» не раз освещали средства массовой информации, так как в походе участвовали три журналистки: Наталья Савощик (радио «Россия»), Тина Пассанен из Финляндии и американка Ханна Кольдштейн. Так что женщины — полноправные члены и украшение команды, ее вдохновение: да и речь благодаря им на борту обычно становится более литературной, возвышенной. Всю эту разнородную компанию объединили привычка к вальку весла и скрипу мачты, любовь к новым впечатлениям, к костру и палаткам, просто желание побыть вместе.

В этом походе мы смогли побродить по аккуратному городу Сортавала, но старой крепости в Приозерске, Петрокрепости и «Орешку», побывали в Спасо-Преображенском соборе на Валааме. Посетили музей-усадьбу и ботанический сад финского ученого-аптекаря Винтера под Сортавалой: в саду — заброшенном парке — все прошли сквозь березовую Аллею желаний.

Неподалеку стояли лагерем на Кукассари («острове Любви»), в испытанном месте на краю выгона. Любопытная корова или теленок то заглянет в лагерь, сунет морду в котел, то оставит «память» о себе перед командирской палаткой.

Случались и не слишком смешные веши. Шлюпари поставили вечером кое-что на большую рыбу. Наутро стараниями аборигенов исчезли и рыба, и кое-что. Хуже того, на большом острове Путсари пропал пожилой финн Йоханнес. Встревоженные старшины расстреляли с воды половину ракет. Снарядили пешую поисковую группу, которую пропавший встретил и по своей карте вывел обратно. Радости не было конца до глубокой ночи, но сказалась усталость, и утром некоторые с трудом держались за весло.

Раз затерялась в широких старпомовских штанах казенная ракетница, и полкоманды весь день добросовестно пытались ее найти. То вдруг Йоуко, любознательный житель страны Суоми, невовремя высунулся и в безобидной ситуации испытал собственным носом прочность опускаемого рейка.

Однажды, решив не ставить палатки, экипаж шлюпки № 3 (старшина В. Павленко) заночевал в самой шлюпке, убаюканный прибоем, пока боцман жег на банке благовоние против комаров. В результате: два прожженных спальника, да еще среди ночи из лодки в панике выскакивают неодетые люди, откидывают чехол, и ял на время погружается в дымовую завесу.

Но самые тяжкие испытания выпадают новичкам, когда Нептун со свитой выходит на берег и принимается их «крестить». Бедняг хлещут ветками, валяют в песке, по камням, привязывают к веслам, протаскивают под килем, вздергивают на мачту, кормят «хламом», заставляют пахать якорем землю и вытворять невесть что. Затем Нептун отметит «крестника» печатью пониже спины, нечисть угомонится, угостит новичка чачей «вырви глаз» и отпустит — обычно в воду.

Шутки шутками, но «на весле» выкладывались за двоих. Особенно в первые дни, когда вновь прибывшие туристы не могли, а иногда — не старались освоить в общем несложную науку гребли. И под парусом случалось понервничать,. когда сталкивались со шквалом наяву, а не по книжке. Потому двигались в основном по шхерам, вдоль берега - ведь Ладога не шутит!

Но усталость проходит, травмы зарастают, размолвки забываются. И в суете городской жизни вспоминаешь, как, хлопая, заполаскивает лавсан выбираемого фока, как пытался разглядеть темные очертания берегов, как высыхает за час тельняшка на гладком, горячем камне. И студеную открытую Ладогу, куда нырял с борта и еще быстрее заскакивал назад в шлюпку. Утро, когда бросался прямо из палатки в еще чистую в районе Петрокрепости Неву. В «сауне» из груды камней, где стойки обмотаны плёнкой и шлюпочным чехлом, с непривычки ежится финн от березового веника. А вот резвится в волнах, провожая лодку, ладожский тюлень, и туристы радуются и шумно восклицают: «латок-ка нор-рпаа!».

Невозможно забыть гряды валунов со встревоженными чайками, бело-золотой песок берега Куркиниеми, суровый коридор залива Кочерга, острые камни Свиного и самую высокую точку этих мест на острове Мякисало. С нее видны светло-зеленые холмы среди смешенного леса, брошенный карельский хутор, серые скалистые фьорды, уступы, поросшие соснами и ягодным мхом, контур Валаамского архипелага, безбрежный горизонт Ладожского озера и маленькие шлюпки у подножия горы.

Чем дольше рассказ о шлюпочных походах. тем сложнее его закончить. Тем читателям, кто почувствовал что-то свое, близкое в этом повествовании, советую увидеть все своими глазами. Место для хорошего человека на шлюпке всегда найдется.

И последнее. Сейчас, когда голые ялы сиротливо стоят, занесенные снегом, становится обидно, что у вуза пока не нашлось средств пусть не на ангар для шлюпок, а хотя бы на какую-нибудь крышу.

Василий Павленко, старшина шлюпки,
выпускник СПбГМТУ

 

К началу страницы

«За кадры верфям», № ?, 1995 г.

 

 

Василий Павленко 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков