На главную страницу

Ленинград — Волгоград (1962)

Рассказ о шлюпочном походе студентов ЛКИ летом 1962 года

Еще в 1955 году одна шлюпка нашего вуза дошла до Новгорода. В 1956 г. ходили до Выборга, в 1957 г. — в Нарву, а в 1958 г. уже дошли до Москвы. Но все же это была только одна шлюпка. Инициатором массовых шлюпочных походов стал преподаватель Виталий Степанович Руховец.

Походы в 1960 г. на Ладогу и в 1961 г. на Онежское озеро проводились в составе двух шлюпок и доказали реальность массового перехода. И вот летом этого года зародилась мысль совершить переход по Волге до Волгограда в составе трех шлюпок. Наиболее ярые приверженцы и «старички» походов В. Бурак, В. Войников, В. Жидков и другие стали пропагандировать и привлекать в шлюпочную секцию новые кадры. Увеличить Участвовать в шлюпочном походе по Волге хотели, конечно, многие, хотя в реальности осуществления его сильно сомневались. Ведь предыдущие походы по Ладоге и Онежскому озерам это одно, а 2,5 тыс. км по Волге — это совсем другое. Но слишком велико было желание окунуться в романтичный мир и хотелось верить, что поход все-таки удастся.

Подготовка к походу началась задолго до его начала. Всю весну и лето готовили шлюпки к походу, комплектовали команды, совершали тренировочные походы. Но, наконец, все приготовления окончены, жребий брошен, возврата нет. Мы сидели в аудитории и ждали профессора П.И. Титова, а на улице стоял автобус и ждал нас, чтобы отвезти на вокзал.

...На перроне собрались провожающие (в основном девушки). Но времени для теплых слов не оставалось, нужно было производить погрузку запасов. Нужно отметить, что единственное, в чем мы не знали никаких упущений, это заготовка продуктов. У нас было всё, и в большом количестве.

Череповец

... Наконец, последние стыдливые поцелуи, и поезд Ленинград — Череповец отходит. Прощай, Ленинград! Да здравствует наш первый переход Ленинград — Череповец, самый быстрый и легкий. Доехали благополучно на верхних полках. В Череповце нас уже ждали три шлюпки, спущенные из Ленинграда по Мариинской системе, и их сопровождающие. Сели на попутные машины и добрались до череповецкого пирса.

Увеличить

Череповец — это совершенно обновленный город. Но кое-где еще сохранились кварталы прежнего деревянного Череповца с могучими ивами и тополями, булыжными мостовыми, зелеными двориками с лавочками возле калиток. Однако, всю эту старину властно вытеснил новый город, рожденный северной металлургией, город светлых каменных домов вокруг площади Металлургов.

Стали готовиться в наш первый переход. Тщательно уложили продукты, заготовили питьевую воду и с настежь раскрытыми для впечатлений сердцами 3 июня в 11.00 опустили весла на воду. Вот уже чуть-чуть видны вырисовывающиеся над горизонтом трубы металлургического завода, силуэты домен и коксовых батарей. А над череповецким рейдом — горка, где белеют столетние лиственницы и видна стена старого собора.

Рыбинское море

С непривычки грести очень трудно, походного гребка с полным отвалом под планширь не получается. Первый привал устроили в 17 часов на одном из островов водохранилища и испробовали свой первый походный обед. После двухчасового отдыха двинулись дальше.

Наши представления о водохранилище очень изменились. Оказалось, что это настоящее море. Недаром ведь Рыбинское море долгое время удерживало первенство среди искусственных водоемов мира. Сейчас ему 21 год, и занимает оно около 4500 кв. км. Мы идем морским фарватером. Левый берег все дальше и дальше. Вот он уже чуть синеет на горизонте и, наконец, исчезает. Да, это море! И штормы здесь сильные. Волны вздымающиеся на трехметровую высоту, могут разбить любую шлюпку. Мы видели оторвавшиеся баржи, носившиеся по воле ветра. Но наши шлюпки шли морем прекрасным летним днем. Это были лучшие дни нашего перехода. Все ребята сильно загорели. Лица пришлось обмотать тельняшками и только облупленные носы методично высовывались из-за планширей шлюпок. Тихие звездные ночи подарили нам много незабываемых впечатлений. Сколько морских дорог пересекается здесь, где еще совсем недавно шумели одни журавли.

Увеличить

Взяв бинокль, я увидел дымки на горизонте, силуэты судов, идущих по водному простору. Куда направляются они, какими трассами? А главная дорога, по которой пересекают море наши шлюпки, ведет в Волгоград.

Прошла первая беспокойная ночь и еще один жаркий день с купанием в зеленой воде моря. Вот впереди и Рыбинский шлюз. Слева виднеется промышленный поселок — Переборы. Очень понравился величественный монумент, установленный на дамбе: женщина с прекрасным русским лицом простерла руку навстречу кораблям, ветрам, морской дали. В другой ее руке свиток чертежей. В свободном полете изваян рядом гордый буревестник.

...За несколько минут шлюпки как бы проваливаются между высокими мокрыми стенами камеры шлюза. Над нами на центральной башне барельеф волжского струга. Шлюз имеет две параллельные камеры. Пока мы спускаемся из Рыбинского моря в Волгу, караван судов поднимается в соседней камере из Волги в море. Вот мы, наконец, и в старом русле Волги. Впереди — Рыбинск.

Рыбинск

Итак, мы в Рыбинске. Рабочие поселки, заводы, лесные биржи, причалы промышленных предприятий, которые начинаются сразу за воротами Рыбинского шлюза, тянутся по обоим берегам к старой части города. Впереди виднеется железобетонный мост, величественно перекинувшийся через Волгу. Приметы старого города непроизвольно бросаются в глаза: соборная колокольня с курантами, старинные массивные здания на самом берегу…

Новые кварталы с дворцами культуры, клубами, скверами расположены на окраинах. К сожалению, они далеко от пристани, и мы их не видели, а ограничились прогулкой по волжскому бульвару, где установлен монумент местному уроженцу, дважды Герою Советского Союза генерал-полковнику П.И. Батову. С бульвара виден большой pейд, где-то далеко в дымке теряется башня Рыбинского шлюза.

Вышли из города и сразу же попали под проливной дождь. Пришлось спешно зачехлиться. Так повторялось трижды. Подул попутный ветерок, и мы с поднятыми парусами бодро двинулись вниз по Волге. Шли несколько часов под парусами, а потом подул сильный встречный ветер и пришлось идти на веслах.

Мы были так голодны, что съели бы весла вместе с уключинами, но нам нужно было преодолеть еще несколько сот километров. Чтобы не задерживаться для приготовления обеда, погрузили на нашу шлюпку необходимые продукты, и она под мотором пошла вперед. Мотор работал отлично, и Альфред Абдин с победоносным видом поглядывал из-под зюйдвестки на довольных гребцов.

Увеличить

По пути нас обогнал буксир, так мило предоставивший нам свои каюты в Рыбинске. Мы идем вдоль берегов, издавна облюбованных и густо заселенных русскими людьми. И как было не полюбить эти ласково-приветливые места. Сосновые боры, где красноватые стройные стволы словно колонны поддерживают зеленый свод. Трепещущие осинники и темные ельники. Отдельные отмели переходят в обширные луга.

А мимо все проносятся берега. Левый — более лесистый, правый — с редкими кустарниками. Хилые избушки сменяются стандартными поселками с лесом телевизионных антенн. Быстро скользят по водной глади «Ракеты» и «Метеоры». Величественно проходят теплоходы, медленно ползут буксиры с плотами. Нашли удобную бухточку, в которую на руках затащили шлюпку. Наш кок Альфред Абдин принялся за вытесывание колов для кухни, а ребята побежали на заготовку дров к расположенному рядом лесоскладу.

Воду для приготовления пищи брать из Волги Виталий Степанович запретил, и я решил пойти в деревню за ключевой водой. Bозвратившись на берег, я увидел остальные шлюпки, которые догнали нас. Еще раз ходили в поселок за керосином для фонаря. Возвратились вовремя - обед был готов.

Мотор и вёсла

Плотно пообедали и заторопились уходить от надвигающейся грозы и комаров, которые вились над нами целыми роями. Вышли из бухты, включили мотор и, забуксировав две шлюпки катамараном, пошли вниз по Волге.

Бодрствовали только рулевые, а остальные улеглись спать. Приятно спится даже на круглых веслах, если ты целый день «сидел на них».

До Ярославля всего 6 часов пути, но мотор отказал и из-за сильного встречного ветра пришлось пристать к берегу. Утром выяснилось, что порвалась прокладка крышки цилиндра. Достать готовую было негде.

Теперь для приготовления пищи придется останавливаться всем шлюпкам и скорость нашего продвижения резко упадет. Решили не останавливаться, а грести по 4 человека. Двое в это время отдыхали, смена происходила через 30 мин. Поднялся сильный встречный ветер не менее 4 баллов.

Грести очень трудно, и наша шлюпка, как более нагруженная, очень отстала. С командной шлюпки получили приказ: идти самостоятельно к берегу. Но сделать это не удалось. Снова ракета: переменить род движения.

Вспомнили горький опыт бурлаков и ребята, раздевшись, потащили шлюпку волоком, находясь по шею в воде. Пришли к стоянке. Начали готовить обед в 10 ч. утра.

В 12 часов дня, исправив двигатель, наша шлюпка под мотором пошла к Ярославлю, а остальные пошли на веслах. Мы их встретили в Ярославле в 18 часов.

Ярославль

Великолепна набережная Ярославля. Она обрывается к реке крутым зеленым откосом, на вершине которого бульвар вековых лип. Сквозь их густую зелень проглядывают то купол древнего храма, то старинная башня, то светлая громада нового здания. Но мы поднимаемся прямо вверх по лестнице.

Увеличить

Прошли по набережной в места, по преданию связанные с возникновением города. Три древних храма — Николы Рубленого, Спаса-на-Городу, Михаила Архангела — стоят здесь неподалеку от оврага, в котором находится стадион. Кстати, на гербе города изображен медведь с секирой. Оказывается, это имеет исторические корни. Здесь издавна существовал культ медведя. Вот почему и на радиаторах ярославских машин изображен медведь. Заметим, что и лучший ресторан в городе называется «Медведь».

Перешли через овраг и попали к стенам древнего Спасского монастыря. Этот замечательный памятник архитектуры недавно отреставрирован и превращен в музей. Войдя в ворота, мы оказались на парадной монастырской площади.

Самое древнее его здание — Спасо-Преображенский собор, возведенный в 1516 г. В музейных зданиях размещены сокровища картинной галереи, включающие произведения выдающихся русских и советских мастеров, коллекции древних икон, диорама Рыбинского водохранилища. Интересны рукописи и старые книги из библиотеки Спасского монастыря. Ведь именно здесь был найден единственный список с древней рукописи «Слово о полку Игореве», жемчужины русской и мировой литературы.

Перейдя площадь Подбельского, мы направляемся к почтамту. Здесь начинается Комсомольская улица, по которой мы пойдем к площади Волкова. Ее украшает здание театра с величественным порталом, изображающим служительниц искусств. На памятной доске у входа написано: »Федору Григорьевичу Волкову, актеру и основателю первого русского театра...». На сцене этого театра играли Щепкин, Ермолова, Комиссаржевская, Станиславский, Москвин. За театром находится длинный каменный дом, где жил великий педагог Ушинский.

Кострома

7 июля, оставив Ярославль мы двинулись вниз по Волге к Костроме.

Ландшафт резко меняется, и вместо крутых берегов, покрытых лесом, берега Волги стали совершенно пологие, только изредка покрытые редким кустарником и травой. Скоро трудно придется с заготовкой дров, а пока мы остановились у лесосклада для приготовления обеда. Пошел дождь, сначала мелкий, как бисер, а потом полил, как из ведра. Нужно отметить, что погода нам не благоприятствовала и, кроме жарких солнечных дней в Рыбинском водохранилище, нас постоянно сопровождал дождь.

— Ленинградская погода с нами неразлучна, — шутили ребята. По времени остальные шлюпки должны нас догнать, а их все нет. При такой погодке немудрено и проскочить. Стали стрелять из ракетницы. Прошли еще томительные полчаса. Наконец увидели шлюпки, летящие сквозь дождь, точно птицы. Они использовали попутный ветер и поставили бабочку (положение, когда паруса выброшены перпендикулярно бортам).

Вот они уже подошли к берегу, бросили концы, и ребята стали неуклюже выбираться на берег, так как были одеты в резиновые «непромокаемые» костюмы.

Проходит сорок минут, и снова в путь, а мы должны догнать их уже в пути. А дождь идет. Не помогает нам и водонепроницаемая одежда, и мы все промокаем до нитки. Наконец, с севера началось прояснение, а нам на юг, вслед за грозовыми тучами, проносящимися низко над нами.

...Вот и первые домики Костромы. У ребят, несмотря на все невзгоды, отличное настроение, непрекращающийся смех, шутки. За шутками не заметили, как подошли почти к пристани.

Увеличить

Над городом возвышается памятник Ленину. Он установлен на вершине горы. Зеленые парки на ее вершине, взметнувшаяся ввысь каланча, коричневые здания старинной постройки придают центральной части Костромы, очень своеобразный вид.

Пристали к берегу. Ребята пошли наполнить питьевой бачок, а я отправился в город за продуктами. Низенькие старинные здания, торговые ряды. Очень своеобразен Ипатьевский монастырь, связанный с недоброй памяти династией российских самодержцев. В нем еще сохранились палаты Романовых. На одной из стен нарисован винный бочонок с надписью «Был бы ром, а то что толку в нем».

Понравилась приречная часть Костромы, превращенная в асфальтированный проспект, обрамленный газонами и цветниками. Волжский бульвар украсила зелень новых посадок. Понравился и костромской сыр.

Возвратились на пирс, погрузились и двинулись за основной группой.

Вниз по Волге...

8 июля, в 0 час. 30 мин., заметили на берегу костер и подошли к нему. У костра сушились команды шлюпок № 1 и 2. После непродолжительной стоянки начали движение под мотором.

В 6-00 прошли Новый Плес. Правый берег поднимается вверх — всюду холмы один за другим, поросшие густым стройным лесом. Пошли места одно красивее другого, и, как бы завершая композицию, за дальним мысом светлым пятном возникает Плес, очень удачно расположенный на берегу Волги.

Прежде всего в облике этого города мы искали черты сходства с левитановским «Золотым плесом» и сразу же нашли их. Капитан лег отдыхать. Фред сидел за мотором, а мы любовались берегами Волги. Они покрыты лесом. Начинаешь даже завидовать волжанам, что они могут любоваться постоянно такой красотой.

Выбрали удачное место у поселка: есть дрова, можно достать керосин, но в последний момент выяснили, что магазин не работает, пришлось перебираться на левый берег. Мотор отказал, по-видимому авария. На складе набрали дров, развели костер. Мы полностью разобрали двигатель, оказалось, что вышел из строя подшипник, т. е. по сути дела мы остались без двигателя, а это равносильно срыву нашего плана.

Увеличить

Виталий Степанович приказал вынести все вещи со шлюпки и полностью освободить ее. В результате проверки оказалось, что шлюпка к дальнейшему походу непригодна. Дело в том, что все гвозди оказались незашпаклеваны, и вода интенсивно просачивалась в шлюпку. Кстати, и рангоут был не подогнан. Кто виновен в этом — я не знаю, но это большое упущение. Капитан предложил желающим из Горького отправиться вместе со шлюпкой в Ленинград. Ни одного человека, поддержавшего это предложение, не оказалось. Решили время от времени вычерпывать воду из шлюпки, дефицитные вещи и продукты передать на другие шлюпки, которые скоро подошли.

Начал моросить дождь. Зачехлились, а потом пошли под парусом. Наша шлюпка немного отстала. Вдруг сквозь дождь увидели две зеленые ракеты: поменять род движения. Быстро срубили рангоут и на веслах подошли к основной группе. Оказывается, Виталий Степанович увидел буксир. Первой должна была зацепиться шлюпка № 2, но сделала это не совсем удачно. Вторыми должны были цепляться уже за шлюпку мы. Пришлось буксироваться самостоятельно. Опытный Володя Бурак хорошо подвел шлюпку к буксиру. Левый борт сделал весла по борту, правый усиленно греб, чтобы хоть немного уравнять скорость шлюпки со скоростью буксира.

Перебирая руками, Володя, проскочил на шлюпке до кормы, но уцепиться было не за что. Отстали. Потом решили нагнать буксир. Развили предельную скорость. За нами вплотную шла шлюпка № 2. Но увы. Все было напрасно. Догнать не удалось.

Ночлег

Подходим к Наволоку. Моросит дождь. И вдруг налетел шквал, и обрушился проливной дождь. Быстро вытащили шлюпки на берег, прочно закрепили их. Натянули брезент. Попытка Виталия Степановича найти ночлег не увенчалась успехом. Все стояли под дождем, надев «непромокаемую одежду». Нам шумно помогал местный паренек. Меня почему-то он принял за капитана и предложил найти нам комнату. Я, Витя Черняк и еще один товарищ из наших ребят пошли с мальчишкой.

В первом доме оказались гости. Во втором доме веселились по какому-то случаю. Мы зашли в сарай. Блеяли козы, кричали куры. Сеновал был так забит сеном, что устроиться там не было никакой возможности. Пришел мальчишка и уговорил войти в дом. Пир стоял горой. Уговаривали выпить. Отказались, хотя сделать было это очень трудно. Устроиться в этом доме, конечно, невозможно, и вдруг сердобольная старушка из соседнего дома предложила переночевать у нее.

Мы согласились, но пошли сразу к шлюпкам, чтобы узнать обстановку. Все были на месте. Идти к старушке и просить место для ночлега было как-то неудобно. Но пошел Витя Черняк, и договоренность была достигнута. Быстро собрались (остались только нежелающие оставить нагретые места) и пошли в дом, прихватив ведро с киселем и хлеб. Комната большая. Настлали одеяла, сели по-турецки и принялись за трапезу. Хозяйка оказалась очень приветливой. Дала нам подушки, одеяло. Двоих положила на кровать, Виталия Степановича — на оттоманке. Спали, как убитые.

Утром я проснулся раньше всех. Скоро поднялись и остальные. Поблагодарили хозяйку за гостеприимство и двинулись к Кинешме.

Буксировка

Виталий Степанович на второй шлюпке пошел в город, а мы под парусами двинулись вниз по Волге. Ветер почти навстречу, и приходилось закладывать слишком крутые галсы. Начался дождь. С берега от Виталия Степановича получили сигнал переменить род движения. Первая шлюпка ушла далеко вперед. Под дождем догнали ее. Вышли за город и остановились на отдых на острове. Отдохнув, на веслах двинулись дальше. Нашли удобное место на берегу и пристали.

Это одна из красивейших и удобных стоянок на берегу Волги. Бухточка расположена в седловине двух гор. Берег круто обрывается вниз к Волге. Мы вынесли все сырые вещи из шлюпок, начали готовить обед. Я поднялся на горы, побродил по лесу, нарвал цветов для любимой девушки. В лесу уже много ягод. Возвратился на место нашей стоянки. Собрав все вещи, двинулись в путь.

Предварительно договорились о порядке буксировки с попутными буксирами. Наша шлюпка должна была прицепиться к первой. Увидели буксир «Пхеньян». Мы вышли на фарватер. Буксир дал два сигнала. Капитан думал, что мы хотим пересечь путь буксиру, и замедлил ход. Володя попросил разрешения стать на буксир. Капитан разрешил. Четко подвалили к борту буксира. С борта приказали прицепиться к барже. Володя быстро перебрался на буксир и закрепил конец. К нашей шлюпке прибуксировалась шлюпка № 1. К первой шлюпке — шлюпка № 2. Буксир шел сначала медленно. Потом включил второй двигатель. Скорость на отдельных участках доходила до 15 узлов.

Шлюпки вышли на глиссирование. Потом бросили на буксир металлический трос. Наша шлюпка была в относительно выгодном положении, если не считать, что банки потрескивали. Остальные шлюпки сильно бросало и заливало водой. Один из тросов на последней шлюпке топнул, и она получила приказ приготовить топоры.

Пришлось отцепиться, и мы последовали в Юрьевец, узнали сводку погоды и благодаря попутному ветру, несмотря на голод и сильное волнение, поставив паруса, двинулись дальше.

Горький

Передние шлюпки пристали у пологого берега. Не успела наша шлюпка подойти к ним с опущенным парусом, как они отвалили от берега. Мы трижды садились на мель, так как нас сносило на мыс. Пришлось, наряду с парусом, еще и подгребать веслами. Наконец, обошли косу и причалили к ожидавшим нас шлюпкам.

Деревня на берегу реки. Спали, как убитые, в пустом доме. Утром, пройдя шлюзы, попеременно шли под парусами и веслами. Вечером пристали к берегу, пополнили анкерки. Было внесено несколько предложений о порядке следования в город Горький. Так как скорость течения большая, решили посадить пару человек на весла, и, меняя рулевого, сменно отдыхать.

Пришли на правый берег. Через узкий проход прошли в отгороженный водоем и стали приводить себя в надлежащий вид. Коки принялись за свое обычное дело. Поужинав, вышли на Волгу и стали сплавляться вниз по течению. По сути дела гребцы были нужны только для возможности управления рулем. Так шли всю ночь. В пять часов остановились на острове. Напротив нас, на правом берегу Волги — Горький. Направо, через Волгу — Сормово, а прямо перед нами мост, соединяющий эти города.

Увеличить

Из Горького мы вышли в составе двух шлюпок. Впереди показался Космодемьянск. Налегаем на весла изо всех сил. Ребята работали очень дружно, и через несколько минут шлюпки уже были на берегу и тщательно зачехлены.

Нас встречали везде очень доброжелательно. И здесь не было исключения: нам выделили отдельное помещение, и мы, как убитые, моментально отключились от мира сего.

Казань

Утром узнаём, что из порта Ильинска в город Казань идут плоты, и мы быстро перебрасываемся туда. Не доходя 65 км до Казани, мы покидаем плоты и, пополнив запасы продуктов, идем к Казани.

Подошли к городу, но куда идти дальше? Весь город окружен водой. Один из рыбаков показал нам, как пройти на спасательную станцию. Ребята быстро переоделись и ушли в город, а я остался дежурить. Шлюпки Малинина всё не было, и мне пришлось выпустить несколько ракет, что оказалось очень кстати, так как они направляли свои бразды к противоположной части города.

Казань действительно город на воде. Город встает над водным простором с резко очерченным силуэтом Кремля, с зеленью над бетоном дамб. Справа виднеются стрелы кранов крупнейшего порта. Осмотр Казани мы начали с Кремля. Напротив расположен государственный музей Татарской АССР. Тщательно осмотрели все, что успели до трех часов ночи.

Куйбышев

На следующий день в 7 часов утра уже начали движение. День прошел обычно. В сумерки подошли к крутому берегу. остановились у вывороченного ветром дерева и по нему перебрались на берег. Берег оказался песчаным и сухим. Над нами навис густой хвойный лес. Быстро собрали дрова и разожгли костер.

В ночь на 21 июля синоптики предсказали штормовую погоду до 7 баллов. Мы находились в открытом водохранилище, и ночное путешествие не предвещало нам ничего хорошего. Пришлось вопреки отказу капитана буксира все же зацепиться за баржу. Ночью шлюпки безудержно болтало на крупных волнах. Все лежали на дне шлюпок и только рулевые, точно джигиты, взмывали на секторах, с трудом удерживаясь за руль, а не управляя шлюпкой, как они предполагали. Ребята поочередно сидели на баке и амортизировали руками рывки тросов, насколько это было возможно.

22 июля в 14 часов прошли шлюзы Куйбышевского водохранилища, а в 18 часов уже были в городе. Ребята быстро переоделись и ушли в город, который произвел на нас очень приятное впечатление. Рано утром 23 июля мы покинули Куйбышев.

Последние километры

Идем к Саратову. Приближение города почувствовали сразу, так как по правому берегу выстроились нефтяные и газовые вышки. Но скоро стало совсем темно. В кромешной темноте пробираемся где-то вблизи берега. Шлюпки то и дело теряются из вида. Неожиданно на нашу шлюпку налетела огромная рыбацкая мотолодка. Жертв не было — отделались легким испугом. Лодка отбуксировала наши шлюпки на базу ДОСААФ. Нам выделили каюты теплохода, где мы и находились до утра.

Днем участвовали в соревнованиях, посвященных Дню Военно-Морского флота, заняли второе место по гребле и разделили 2-е и 3-е места на гонках под парусами. Вечером В.С. Руховец выступал по местному телевидению, но наша группа была уже на пути в Волгоград. Остальные прибыли туда позже, предварительно погрузив шлюпки на баржи и отправив их в Ленинград.

Увеличить

В Волгограде были на Мамаевом кургане, где очень интенсивно ведутся восстановительные работы, окончательно отделывают скульптуру солдата с занесенной над головой гранатой, ведут посадку парка. Посетили тракторный завод, гидроэлектростанцию, город Волжский, весь утопающий в зелени. В общем, город Волгоград произвел на нас неизгладимое впечатление и своими размерами, и архитектурными памятниками, и памятниками Великой Отечественной войны.

Поход на этом заканчивается. В своей статье я смог рассказать лишь сотую долю того, что мы видели. Но все равно, я не смог бы описать те чувства, которые мы испытали, путешествуя по Волге. И чтобы по-настоящему прочувствовать все это, я советую всем студентам совершить переход по Волге.

Наш поход по Волге первый, но не последний. И многие поколения наших студентов еще получат много удовольствия и пользы от этих походов. Ну, а мы навсегда полюбили Волгу с ее удивительно разнообразной природой, морями-водохранилищами и городами.

В. Белокуров

 

К началу страницы

«За кадры верфям», № 1, 2, 4 и 11, 1963 г.

 

 

В. Белокуров 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков