На главную страницу

«Северная Двина-81». Часть 4

23.07.81 — четверг.

Тоска! Я снова гребу. Вчера у Гоши Сахарова заболел живот вечером. Остановились на ночь в каком-то поселке (кажется Коряжма) и сводили Гошу в медпункт. Ему там сделали укол и дали таблеток. Гоше вроде стало лучше. Сегодня он сам сел на гребло и в конце первого часа скорчился от боли. Зашли сразу в дер. Орлецы и повели Гошу в медпункт. Там нам сказали, что подозревают у Гоши открывшуюся язву. Гошу сразу посадили на первую «Ракету», идущую в Архангельск и попросили капитана вызвать в городе «Скорую помощь» к пристани, чтобы Гошу без промедления отвезли в больницу. Я, естественно, теперь гребу вместо Гоши на левом баковом. Работа адская!

Вчера вечером устроили полудневку в дер. Сия и сходили в Антониево-Сийский монастырь в 9 км от деревенской пристани. Хорошо, что 7 км нас провез попутный автобус, а то бы я сам потом не дошел бы до шлюпок. Целых двенадцать километров отмахал. Монастырь расположен на берегу лесного озера, очень хорошо смотрится. Жаль только, что за ним никто не смотрит и, что он используется как складское помещение.

Вчера утром Сей публично разжаловал Пита Голышева из кока в простые гребцы за то, что тот накануне утром сделал побудку на 20 минут позже обычного времени. Произошло это из-за того, что дневальный Гоша плохо мешал макароны и они подгорели. Пит успел приготовить еще один завтрак вместо подгоревших макарон и задержался с побудкой всего на 20 минут, а всю вину взял на себя, чтобы спасти от нападок молодого. За это и пострадал.

В одной из деревень видел дом в котором окна в одной стене (три или четыре) были от автобуса «ЛАЗ». Дом смотрелся очень оригинально и недурно. Интересно откуда хозяин смог взять столько окон?

Сейчас стоим у берега, готовим обед. Довольно тепло. Вся толпа, кроме коков и дневальных, абсолютно голая лежит в шлюпках и на берегу. Только что произошел курьезный случай. Из-за деревьев вышла женщина и направилась к лодке (метрах в пяти от нашей шлюпки) обходя голые тела шлюпарей разлегшихся на берегу. Раздался шепот удивления, мол откуда она здесь взялась? Народ нехотя стал подниматься и одевать трусы. Двое одеваться не пожелали, а просто отошли в сторону от шлюпки метров на пятнадцать и там снова улеглись на песке. Женщина тем временем что-то постирала на берегу и так-же невозмутимо, как и пришла, убралась к себе восвояси.

Сразу после обеда поставили парусинку и прошли так часа три до протоки ведущей в Холмогоры. Идти пришлось при острых курсах почти все время. Выскребались как могли и даже заложили пару галсов. После парусинки еще гребли полтора часа по протоке до самых Холмогор. Там и остановились на ночлег на отмелом песчанном берегу. Порадовало полное отсутствие комаров на этом месте.

24.07.81 — пятница.

Утром на третье был чай без сахара. Последние несколько дней ощущается острая нехватка продуктов. Но кэпов это не очень волнует. Они говорят, что надо растягивать продукты на оставшиеся дни, т.е. придется затянуть ремни потуже. Особенно меня замучило молоко на третье, которое приготовляют из сухого молока в последнее время очень часто. Терпеть не могу молока, поэтому приходится обходиться без третьего.

25.07.81 — суббота.

Вчера были в Ломоносове в музее М.В. Ломоносова. Очень хороший музей. Мне понравился.

Вчера же немного подфордачились (10-15 км), видимо, в последний раз. Остановились на ночь на берегу вблизи дер. Малые Корелы.

Сегодня была дневка. С утра сходили в Архангельский музей деревянного зодчества в Малых Корелах. Музей очень большой (78 га) и очень интересный. Церкви, часовни, дома, мельницы, амбары и проч. (количество экспонатов исчисляется десятками).

После обеда поехал в Архангельск (автобус 30 коп.) и, о счастье, купил билет домой на 27 июля на 20:00. Очень повезло, что Шура Козлов смог занять мне 40 руб., Женя Труб — 15 руб., а в агентстве Аэрофлота оказались билеты до Минеральных Вод. Вот родители обрадуются моему неожиданному приезду!

Завтра днем мы войдем в Архангельск. Завтра День ВМФ. Завтра мы устроим для молодых в Архангельске праздник Нептуна. Завтра же намечается отходняк (попойка). Итак, до завтра!

31.07.81 — пятница.

Наконец-то выкроил время в полосе безделья для дневника. Целую неделю ничего не писал в дневник, а было о чем писать. Теперь остается только сожалеть об этом. Попробую хоть вкратце восстановить события минувших дней.

В воскресенье утром загрузили шлюпки и отправились в Архангельск. Весь путь у нас занял немногим более 2-х гребных часов. Обе шлюпки шли на 9 веслах. Наша шлюпка вышла позже и сначала шла метрах в 100-150 сзади шлюпки № 1, но к концу 1-го гребного часа мы были уже метров на 100-200 впереди. Решили пропустить шлюпку № 1 вперед и больше не обгонять ее, чтобы командирская шлюпка вошла в город первой.

Благо Генке захотелось на берег, пришлось удовлетворить его просьбу — подойти к берегу, и из-за этого шлюпка № 1 резко выдвинулась вперед. Все встало на свои места — мы шли вторыми и из-за большого разрыва между шлюпками нам даже не пришлось сушить весла, как мы раньше собирались делать, чтобы не обгонять шлюпку № 1. При подходе к месту стоянки у моста (выше по течению) Шура Козлов подождал нашу шлюпку, потом вместе сделали «Весла на валек!», выстрелили ракетами вверх и прокричали троекратное «Ура!» После этого направились к берегу и разбили лагерь метрах в 300-х выше моста.

Кэпы сразу ушли в город. После того, как были установлены палатки, народ тоже начал растекаться по городу. Я сразу отправился на поиски Гоши. Вел поиск в предположении того, что его на Речном вокзале взяли в «Скорую помощь». Где я только не был, и куда я только не звонил! Обошел все приемные покои 1-ой городской больницы, был в отделении милиции на Речном вокзале, был в медпункте на Речном вокзале. Звонил во все больницы города, в «Скорую помощь» и даже в роддом. Но, увы, все это было бесполезно. Нигде Гоши не было. На это у меня ушло часов 5 времени.

Кода после поисков я вернулся в лагерь, меня обрадовали сказав, что Гошу видели в городе. Он лечится амбулаторно, у него язва желудка, живет он у двоюродного брата. Я очень обрадовался, что все более или менее хорошо, а то я уж и не знал, где мне еще искать Гошу.

Вечером успел сбегать на набережную и посмотреть выставку военной техники. Особенно меня заинтересовал станковый автоматический гранатомет калибра 33 мм (дальность стрельбы — 1300 м, емкость магазина 29 выстрелов). Все остальное было старо и не очень интересно: БМ-14-17, артустановки, торпеды, мины и прочая рухлядь. На реке вдоль набережной стояли корабли СФ: ПЛ, СКР, ЭМ и др.

В девятом часу вечера начался праздник Нептуна в нашем лагере. Нептуном был Шура Козлов. В подручных у него были старики наряженные чертями: Жратва, Фордак, Смерть на весле и кто-то еще (уже не помню). Молодых крестили, прикладывали печать к разным частям тела, заставляли пить спирт и закусывать какой-то едой, но всему этому предшествовала пытка — жестокая и ужасная.

Всех пыток я уже не помню, но вот, к примеру, то, что я не забыл: Игоря Земляного вымазали в углях от костра, Володя Медведев вдоль палаток тащил вериги (железную пружину весом около 50 кг), Сергея Зорина «посадили» на нагель с вазелином, Андрея Головина вздернули на фок-мачте на беседочном узле, кого-то килевали, и все пытки завершались купанием молодых со шлюпки. Все очень хорошо справились со своими ролями. Хорошо гляделся Никита Москалев, одетый в химкомплект с капюшоном на голове и подпоясанный веревкой (он изображал Никиту — Святого Угодника). Хорошо справился со своими обязанностями черт Хлам (боцман Гена). Во время отходняка не без его помощи некоторые шлюпари упились «в хлам». Особенно хорошо выглядел Серега Макеев — он с трудом держался на ногах, но веселился сам и веселил других, пел, рассказывал о прошлых походах, а когда совсем захмелел, с достоинством удалился в палатку. Кстати, к отходняку подошел и Гоша с братом Сергеем. А еще раньше, до начала праздника, нас нашел Ваня Удачин и тоже принял участие в празднике. Крещения избежал только Леша Гранкин, т.к. он в это время продавал две лишние бутылки вина и пришел только к отходняку.

Толпа веселилась еще долго, а я пошел спать, т.к. впереди у меня был день хлопот.

В понедельник утром подъем был тяжелым, у многих гудела голова, некоторые так и не встали к завтраку — лежали до обеда. До 12 часов решили дать людям отдохнуть, а с 12 часов начать убираться в шлюпках. Я успел днем посмотреть краеведческий музей. Кэпы договорились об отправке шлюпок теплоходом вечером в понедельник. Когда я уезжал вечером в аэропорт, вокруг шлюпок кипела работа — все готовили их к отправке. Было жалко, что я не мог принять участие в этой работе и жалко было расставаться с ребятами и шлюпками. Вот так всегда: ждешь окончания похода, стремишься пройти маршрут в срок, а потом не хочется завязывать поход, хочется еще идти на шлюпках куда-нибудь.

07.10.81 — среда.

Вчера вечером у меня были Шура Козлов и Гена Курныкин. Опять говорили о шлюпочных делах. Катера уже гниют два месяца в яхт-клубе, не будучи вытащенными из воды. Решили вытаскивать катера силами шлюпарей 14 октября в 17:00.

17.10.81 — суббота.

В среду, 14-го, собралось нас 9 человек в яхт- клубе вытаскивать шлюпки. Нас было явно мало, но мы были полны решимости. Действиями нашими руководил Шура Козлов. Шлюпки решили вытаскивать в том месте, где стоит плавдача Мурашко. Для этого надо было закрепить блок на земле у дальнего конца элинга (ближе к даче Мурашко). Это давало нам возможность вытащить шлюпки с помощью лебедки. В земле блок не держался, хоть мы и сажали его сначала на трубу, а потом на мощный швеллер. Потом решили зацепить блок тросом за последнюю (крайнюю угловую) стойку элинга. При первом же усилии от лебедки эта стойка была перерезана как масло (20х20 см) у земли. Оказалось, что стойка сгнила и держалась на честном слове. Мы замаскировали это повреждение опавшей листвой, и блок зацепили на этот раз за березку, стоявшую у торца элинга.

Это была уже более капитальная работа. Первую шлюпку мы вытащили успешно. К этому времени уже стемнело и со второй шлюпкой пришлось работать в темноте. С ней нам пришлось повозиться, никак она не хотела выползать наверх. Во время вытаскивания ее Жене Трубу здорово придавило ноги, которые попали между бортом и земляным обрывом. Он до сих пор хромает и, когда приходит ко мне, то упорно отказывается садиться и при этом многозначительно улыбается. Когда шлюпка выползла примерно на полкорпуса из воды, она сломалась. Треснул форштевень вдоль, вылетела кница (брештук), и обшивка в носу отошла от форштевня. Шура Козлов сказал, что этого и следовало ожидать, т.к. катера давно уже сгнили. Гена Курныкин очень расстроился, т.к. это была его шлюпка. На меня тоже это событие подействовало удручающе. На память о первой шлюпке, на которой я был старшиной, я взял галсовый гак. На следующий день я доложил Сею о случившемся. Он, против моего ожидания, отнесся к этому происшествию довольно невозмутимо — не ругал меня, а, наоборот, даже спросил каким образом можно отремонтировать шлюпку. Это, вообще, было для меня неожиданным. Впрочем еще неизвестно, что нас будет ждать, когда более широкие круги офицеров узнают об этом происшествии. Первую шлюпку мы не переворачивали, т.к. нас для этого было слишком мало.

15.11.81 — воскресенье.

Вчера в ком. 591 было сборище шлюпарей. Пришли почти все. Был организован выпивон, закусон, показ слайдов, обмен впечатлениями. Под занавес Ваня Удачин раздал походные фотографии. Мне ничего не досталось, т.к. я свалил спать минут за десять до окончания вечера. Вечер был очень хорош. В отличие от прошлогоднего вечера, никто не напился и не дебоширил.

Сергей Головинов
1981 г.

 

К началу страницы

(ранее не публиковалось)

Ссылки по теме

С. Головинов. «Северная Двина-81». Часть 1

С. Головинов. «Северная Двина-81». Часть 2

С. Головинов. «Северная Двина-81». Часть 3

Поход «Северная Двина-81». Фотографии

 

 

Сергей Головинов 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков