На главную страницу

«Северная Двина-81». Часть 1

07.06.81 — воскресенье.

Сегодня в первый раз за этот год был в яхт-клубе. Как там хорошо! С утра погода была холодная, и я даже одел футболку и свитер, чтобы не замерзнуть, но после обеда распогодилось, и я даже загорел заметно.

Когда я и Шура Козлов пришли в яхт-клуб, оказалось, что ключа от рундука нет и не будет, т.к. ни Гена Курныкин, ни Пит Голышев, у которых были ключи, сегодня в яхт-клуб приезжать не собирались. Шура Козлов с помощью молодых оторвал две доски над дверью в рундук — получилась щель размером примерно 100 на 30-40 см. Потом Шура сказал, что требуется хилОй человек, чтобы залезть в рундук и выдать нужные вещи, и посмотрел при этом на меня. Я понял, что лезть придется мне, что и сделал не без значительных усилий. Моя экспедиция в рундук прошла успешно, я даже не поцарапался.

Я выходил на шлюпке в первую смену. Шура меня посадил на правый загреб. Я после вчерашней работы по разгрузке слитков свинца из железнодорожного вагона сразу сдох, т.к. очень болели мышцы предплечья. Хорошо, что Шура сразу заметил бедственность моего положения и вскоре сменил меня молодым, а меня посадил рядом с собой на корме.

Ветра не было, но мы для тренировки все-таки поставили рангоут и подняли парусинку. Молодые были в меру медлительны и непонятливы. Шура еще устроил и проверку знаний молодых по устройству шлюпки и остался доволен тем, что многие показали неплохие знания.

Потом, когда Шура со второй сменой ходил на шлюпке, я с первой сменой занимался правкой весел. Всего мы поставили на правку двадцать весел. Из яхт-клуба мы ушли часов в пять вечера. В общежитскую столовую я не успевал, было горько сознавать, что с утра, кроме булки за 9 копеек и двух стаканов какао, у меня в желудке ничего не было. Чтобы хоть как-то поднять свой дух, пошел в магазин и купил себе на ужин банку сардин в масле и хлеба. После того, как я это съел, настроение мое заметно улучшилось.

08.06.81 — понедельник.

Вечером Шура Козлов принес мне слиток свинца весом в двенадцать килограммов для балансировки весел с тем, чтобы я доставил его в воскресенье в яхт-клуб.

09.06.81 — вторник.

Вечером ко мне заходил Гена Курныкин, он принес нерадостную весть — командование закупило белые форменки для шлюпарей и теперь, хочешь — не хочешь, придется их выкупать за пять рублей. Я же, например, не испытываю никакой потребности в ней — грести в ней не будешь, в город в ней без тельника тоже не пойдешь, даже не знаю на что ее употребить.

10.06.81 — среда.

Вечером ко мне опять пришел Шура, а спустя час или полтора и Гена. Шура принес второй 12-килограммовый слиток свинца для балансировки весел. Побеседовали на самые различные темы: о походе; об имени, отчестве Мочалова (никто его не знает); о доме (моем и Шурином); о женщинах; о выборах в органы управления и т.д. Я угощал гостей какао и булкой. К сожалению, какао было мало и Шура не преминул пошутить, сказав, что какао по-Головиновски — это 1 чайная ложка на стакан; какао по-Козловски — это 1 чайная ложка на 2-3 стакана (пока сквозь стакан с какао не будет виден человек за другим концом стола); какао по инструкции — это 4-5 чайных ложек на стакан.

12.06.81 — пятница.

Сегодня еще купил туристскую схему «Архангельская и Вологодская область». Карта прекрасная, нет слов для восхищения! Теперь будет с чем идти в поход.

14.06.81 — воскресенье.

В яхт-клубе нас ждал сюрприз: весла мы так хорошо раскрепили в прошлое воскресенье, что теперь они выгнулись в обратную сторону, причем Шура Козлов утверждает, что теперь погибь у них больше, чем была раньше.

Мы сегодня заливали свинец в вальки весел для балансировки. Поскольку примусов достать не смогли, плавили свинец в чашках на костре. Всего отбалансировали штук восемь весел — все легче будет в походе.

Начальник яхт-клуба Мурашко заставил нас сегодня поработать. Сначала мы должны были перевезти на тележке дизель из столярки на понтон. Мы с энтузиазмом погрузили дизель на тележку и перевезли его аж до самой вахты. Работу эту несколько раз прерывал дождь. Дальше вахты дизель не продвинулся, его затащили на мостик, ведущий с берега на понтон, и решили перекурить. Несколько досок под тележкой сразу треснули. Мурашко закричал, что мы так сломаем весь мостик и послал своего человека за досками, чтобы подложить их под колеса тележки и тем самым уменьшить удельное давление на настил мостика. Вскоре этот человек пришел и надо же так случиться, что только его веса не хватало, чтобы мостик сломался. Как только он приблизился к дизелю, мостик треснул и провалился, дизель наклонился в сторону перил и потом грохнулся всей своей тяжестью на землю с высоты около полутора метров. Какое счастье, что между дизелем и перилами никто не стоял, а то ему было бы худо. Триста килограмм металла, упав с высоты в полтора метра, способны кого угодно сделать инвалидом на всю жизнь, а то и мертвецом. После этого ребята резко охладели к этому делу и больше к дизелю не подходили, оставив его на волю случая.

Вторым поручением Мурашко было перетаскивание брусьев. Это были сосновые брусья размером 20 на 20 см в поперечнике и длиной метров десять. Всего их было четырнадцать, и справились мы с ними гораздо успешнее, нежели с дизелем. Мы очень дружно таскали их по территории яхт-клуба, а последний брус протащили бегом с приличной скоростью метров семьдесят. Когда уходили из яхт-клуба, заметили на понтоне новенький синтетический трос в мизинец толщиной. Недолго раздумывая, Володя Новицкий отвязал его и запихал в сумку к Гене Курныкину. Остальные в это время стояли в стороне и делали вид, что они здесь не при чём. Хорошо, что яхтсмены этого не видели. Интересно что они подумают, когда не найдут этого троса на понтоне? Только благодаря разгильдяйству и полному равнодушию к делам шлюпарей, мы могли опуститься до такого неблаговидного поступка.

Кстати, выяснилось, что меня одного отказываются досрочно освободить от практики. Даже сам Сей не смог убедить нашего руководителя практики Бавыкина отпустить меня в поход. Что теперь делать, ума не приложу. Видимо, придется до конца отработать практику и присоединиться к ребятам в середине маршрута. Очень жаль, что мне выпадает такая печальная участь.

20.06.81 — суббота.

В среду приехал Леша Гранкин из Брянска. Мы оба были очень рады нашей встрече, весь вечер проговорили о разной всячине. Леша, к моему удовольствию, снова решил идти в шлюпочный поход. Раньше он отказался от этой затеи, т.к. побоялся за свое здоровье (у него гастрит), но потом подумал и решил, что месяц физических упражнений на свежем воздухе ему не очень повредит. По-моему, он правильно сделал, что снова решил идти в поход. Шура Козлов пошел ему навстречу и твердо обещал ему взять его в поход. После этого Леша обрел душевное равновесие и в четверг укатил снова в Брянск продолжать практику.

Вчера ко мне заходил Шура Козлов и Пит Голышев. Опять просидели допоздна. Шура написал для меня список работ в яхт-клубе на субботу:

  1. Ошкурить весла.
  2. Проолифить весла (горячей олифой).
  3. Окрасить целый руль.
  4. Проолифить кормовые решетчатые люки и носовые «палубы».
  5. Продвинуть изготовление руля.
  6. Привинтить недостающие обушки и подкрасить их.

К сожалению, выполнить весь объем работ не удалось, т.к. пришли только два человека: Гена и я. Все что мы смогли сделать сегодня — это ошкурить пять весел, одно весло проолифить (кроме валька), покрасить руль и погоны. Вот и все наши более чем скромные успехи на этом поприще. После яхт-клуба решили с Геной купить что-нибудь в магазине и перекусить напротив Елагина острова. Гена проявил поразительную логику мышления — сам остался пить пиво у ларька, а меня послал в магазин с заказом: «Если будет кефир в пакетах, то купи мне молоко в бутылке». По-моему, это прекрасный образец «образцового» высказывания своих мыслей.

Вечером с Геной сходили в «Весну» на новый фильм «Ларец Марии Медичи». Фильм в общем-то неплохой, рассказывает о судьбе средневековых сокровищ, об их поиске в наши дни, о событиях связанных с ними. Есть убийства и гонки автомобилей.

22.06.81 — понедельник.

Вчера очень хорошо поработали в яхт-клубе: проолифили весла, люки, банки, планшири, чаки; сделали кильблоки и поставили на них шлюпки; на 90% сделали новый руль.

Вечером в моей комнате Шура Козлов, Гена Курныкин и я составляли список участников похода. Это была нелегкая задача, т.к. из 19 желающих молодых нужно было отобрать 10 лучших (на наш взгляд) людей. После долгих раздумий, колебаний и споров эта задача была решена. Жаль, что некоторые хорошие ребята остались за бортом, но, увы, иначе нельзя — кто-то должен уйти. Особенно большие споры были по поводу того, зачислять ли в поход Женю Т. и Сергея Л. Серега Л. — старик, но сегодня на тренировке был первый раз, и, кроме того, гребец он не очень хороший. Учитывая это, решено было оставить его в резерве. Гораздо сложнее обстояло дело с Женей Т. Он плохо зарекомендовал себя как гребец во время прошлогоднего похода, но хорошо зарекомендовал себя во время весенних тренировок и ремонта шлюпок в этом году, кроме того, я охарактеризовал его как очень делового, мастерового и старательного человека (при этом я руководствовался своими наблюдениями за ним во во время лыжного и байдарочного походов).

Не знаю почему, но я заставляю себя оценивать его действия как можно более объективно и непредвзято, а иначе можно совершенно незаслуженно обидеть человека своим несправедливым отношением к нему. Короче, после долгих споров решили все-таки включить его в список участников похода. Шура Козлов сообщил Жене о всех сомнениях на его счет, и Женя заверил его, что в походе не подведет. Я очень рад, что этот вопрос так решился — Женя не заслуживает, на мой взгляд, того, чтобы с ним жестоко обошлись, не взяв в поход после всего того, что он сделал для похода. Ну вот и все события вчерашнего дня.

Сегодня работал на заказе. Утомился так, что решил завязать с сегодняшнего дня с атлетической гимнастикой. Отдохну перед походом.

Вечером приходил Гена узнать, где живет Шура Козлов, и был очень недоволен тем, что когда не придешь ко мне — я всегда дома. Чем вызвано его недовольство я так и не понял.

24.06.81 — среда.

Вечером начал оформлять технический отчет по производственной практике. С радостью узнал на ВМК (военно-морская кафедра) после работы, что бумага об освобождении от практики с 26 июня уже подписана проректором по учебной части Алешиным Н.В. и деканом кораблестроительного факультета Постновым В.А.

26.06.81 — пятница.

Вечером ко мне пришел Гена Курныкин, потом Пит Голышев, а потом Ал Макаров. Поэтому так поздно и засиделись. Говорили, конечно же, о походе — составляли список примерного экипажа нашей шлюпки.

Приобрел сегодня в «Юном технике» 1 кг 700 г полосовой латуни для оковки весел. По примеру Пита, отдал латунь, детали руля и трафарет транцевой надписи молодым, чтобы они тащили все это в яхт-клуб в субботу.

27.06.81 — суббота.

Работы сегодня в яхт-клубе было мало: делали руль и красили буртики шлюпок. Народу зачитали список участников похода. Не обошлось без неприятностей — Блинов очень расстроился, что не попал в список. Очень ему сочувствую, но ничего уже не поделаешь. Увидел сегодня Пашу У., которого включили в список только на основании настойчивых рекомендаций Гены. Впечатление и на меня и на Шуру Козлова он произвел не очень приятное — на внешний вид слаб физически, да и вообще всем своим видом и поведением он не симпатичен ни мне, ни Шуре.

29.06.81 — понедельник.

Вчера хорошо поработали в яхт-клубе: спустили катера на воду, вымыли их и рыбины, уложили рыбины в катера и покрасили буртики. Сегодня снова нужно ехать в пять часов вечера в яхт-клуб загружать катера снаряжением, а потом мне первому заступать на вахту с одиннадцати вечера до семи часов утра.

Вчера опять поздно лег спать — в комнате у меня опять стихийно собралась стариковщина: Ал Макаров, Пит Голышев и Шура Козлов. Говорили на самые разные темы: о женщинах; о шлюпках; о катамаране, который конструирует Пит; о стихотворениях из цикла «Памяти Высоцкого», которые принес в общежитие Шура и о примерном составе экипажей на шлюпках. По последнему вопросу у нас с Шурой было очень много словопрений, т.к. некоторых людей на своей шлюпке хотел иметь и он, и я. Но я думаю, мы придем к обоюдному соглашению, оставшись друзьями.

Утром ездил на Балтийский завод получать зарплату, но там мне дали полный отлуп — сказали, что раньше, чем через 3-4 дня, зарплату студентам давать не будут, т.к. мастера еще не передали табели в бухгалтерию.

Сразу с завода я поехал в институт сдавать отчеты по практике Бавыкину. Пришлось его немножко подождать, но зато потом все было хорошо — он поставил за практику мне «отлично», только пролистав отчеты и убедившись, что они сделаны добросовестно.

Список участников шлюпочного похода «Северная Двина-81» (указаны только гребцы):

Шлюпка № 1, старшина Шура Козлов Шлюпка № 2, старшина Сергей Головинов
  1. Головин Андрей
  2. Самсонов Игорь
  3. Земляной Игорь
  4. Кузнецов Вадим
  5. Гранкин Алексей
  6. Демиденко Юрий
  7. Макаров Олег
  8. Щербинский Владимир
  9. Макеев Сергей
  10.   Москалев Никита
  1. Сахаров Георгий
  2. Татаринцев Игорь
  3. Ушаков Павел
  4. Труб Евгений
  5. Удачин Иван
  6. Зорин Сергей
  7. Медведев Владимир
  8. Новицкий Владимир
  9. Голышев Петр (Пит)
  10.   Коломыцев Сергей
  11.   Курныкин Геннадий

Сергей Головинов
1981 г.

 

К началу страницы

(ранее не публиковалось)

Ссылки по теме

С. Головинов. «Северная Двина-81». Часть 2

С. Головинов. «Северная Двина-81». Часть 3

С. Головинов. «Северная Двина-81». Часть 4

Поход «Северная Двина-81». Фотографии

 

 

Сергей Головинов 
 eco-ladoga@narod.ru © 2007-2015 К. Поляков